Господин Горных Дорог

Размер шрифта: - +

Глава 2

Мягкий солнечный свет проникал в комнату сквозь плохо зашторенные окна, отчего все вокруг казалось слишком коричневым и теплым. Эльза не могла оценить обстановку: она мирно спала и видела очередной сон о Господине Горных Дорог. По крайней мере, она всегда верила в то, что видит именно его.

Каждый раз перед ней представал высокий юноша, работающий в кузнице. Крепкий, не обделенный мышцами, что естественно при такой работе. Его черные волосы завязаны в хвост, хотя некоторые непослушные пряди падали на безумно красивые голубые глаза. Они были похожи на чистый тонкий лед, сквозь который пробиваются лучи солнца. Очень часто он стоял к Эльзе в профиль, поэтому легко можно было заметить его длинный нос с горбинкой и тонкие губы, нередко расплывающиеся в довольной улыбке. Иногда он отходил в сторону, чтобы выпить воды, которая стекала по его подбородку, капая на грязную льняную рубашку и кожаный фартук, местами протертый и заштопанный.

Эльза всегда любовалась им, но в то же время думала о том, как он стал Господином Горных Дорог, как он изменился. Почему-то именно в этом сне она и увидела эти изменения. Раньше сон заканчивался на том моменте, когда юноша поворачивался к ней спиной, сейчас же действие пошло дальше. Эльза заметила, как рубашка повисла на нем, словно на вешалке, местами порвалась и совсем потеряла цвет. Черные волосы теперь не были завязаны в хвост, а падали на плечи, они стали неровными и грязными. Через мгновение парень встал ровно, насколько это было возможно, ведь теперь четко проглядывалась его сутулость. От его прежнего крепкого телосложения осталась лишь чрезмерная худоба. Он медленно повернул голову и взглянул туда, где стояла Эльза.

С негромким криком на вдохе, девушка резко открыла глаза, вцепившись в собственное одеяло. Сердце колотилось как бешеное, а в груди растекался жидкий металл. То, что она увидела, сильно напугало ее. И дело было не в мертвой бледности кожи и ее голубизне, даже не в грубом шраме, проходившем от центра лба через глаз и вниз по щеке. Все было из-за глаз. Их блеск и красота померкли, сменившись адским холодом и равнодушием. За ними не было ничего, кроме пустоты, наполнившейся болью и злобой.

***

Хозяин этих глаз даже не думал о том, что юная Эльза увидит его во сне. Впрочем, ему было все равно. Как всегда. Он уже который час бродил среди скал, где умер сотни лет назад, где все для него изменилось. Перед глазами невольно встала картинка прошлого.

Дикий страх в груди растекался по всему телу, заполняя каждую клеточку и отравляя душу. Осознание, что он совершил ошибку, пришло буквально за секунду до невыносимой боли во всем теле. Последующие несколько часов показались ему самыми страшными и жестокими. Он ощущал, как сломанные кости впиваются в его мягкие ткани и внутренние органы, как изрезанная плоть жжется, и припекает горячая алая кровь, в то же время контрастируя со снегом и глыбами льда на его теле. Вокруг царила тьма, не было ни единого звука, кроме его криков, наполненных отчаянием и болью.

Он даже не понял, когда та боль стала утихать, а на ее место пришел пустой холод, наполнивший его с головы до пят. Сердце стало биться медленнее, словно с неохотой, и первое время покалывало, как руки, когда держишь их на лютом морозе долгое время. Ему хотелось сесть перед камином с выпивкой и завернуться в теплое одеяло, чтобы согреться. Его перестало беспокоить хоть что-то кроме замерзшего тела. Ни родители, ни то, что он упал с обрыва и сломал все, что только можно было сломать. Ни белая лисица, с таким изяществом расхаживавшая вокруг него и слизывавшая кровь, которая успела превратиться в лед. Снежный массив, придавивший его, не стал помехой для того, чтобы подняться на ноги и направится в сторону дома.

Юноша долго шел, ни разу не остановившись на отдых и сон. Его не волновала усталость или голод, единственное, чего он хотел, — согреться. Однако даже эти мысли не вызывали в нем никаких эмоций. Понимать это он начал, лишь добравшись до конца тропы, до камня, за которым скрывался поворот в его деревню. Его отец в который раз собирался идти в горы, чтобы отыскать сына. Он звал его по имени, но даже его голос не смог пробудить в хоть толику чувств. Он вышел из-за камня, и в глаза ему ударило яркое зимнее солнце. Зрачки моментально сузились до крохотных черных точек, но юноше было все равно, он даже не пытался прикрыть глаза рукой. Огромное поле, покрытое снегом, сверкало так, будто на него рассыпали все бриллианты мира. Ближе к реке и лесу виднелись небольшие деревянные домики, а чуть в стороне — кузница отца, стоявшего сейчас в нескольких метрах от сына.

Сейчас же деревня сместилась ближе к горе, разрослась прилично. Больше не было этого красивого поля, лишь небольшая площадь, где собирались жители, чтобы обсудить новости и послушать старосту деревни. А в ближайшем доме жила она. Девушка, которая так искренне защищала Господина Горных Дорог. Его голубые глаза прошлись по окну в ее комнате, зная, что вскоре она выйдет с семьей из дома и направится на площадь. Слегка приподняв белый шарф, чтобы тот скрыл лицо хотя бы наполовину, юноша развернулся и пошел прочь.

***

Если бы Эльза знала, что он стоял на повороте у горы, то, несмотря на свой страх, побежала бы посмотреть на него. Его страшные глаза не выходили из головы весь день. Она то и дело вспоминала о Господине Горных Дорог и задавалась вопросом, действительно ли он стал таким. Родители пытались несколько раз узнать за завтраком и обедом, в чем причина ее задумчивости. Джейс же просто не лез к ней, хотя и переживал не меньше отца с матерью.

Уже к вечеру Эльза четко решила для себя, что она не будет бояться его внешности, ведь наверняка он стал таким не по своей воле. Ей хотелось судить его не по красоте, а по характеру, по поведению, по его поступкам. Хотя все говорило против него, если верить рассказам местных жителей. Сегодня ей предстояло выслушивать речи старосты, который обязательно обвинит Господина Горных Дорог во всех бедах, впрочем, как и всегда. Ничего нового это собрание не предвещало.



Екатерина (Jafrimel) Чепиль

Отредактировано: 17.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться