Господин снегов. История Кай и Гердана

Размер шрифта: - +

Глава 21. Сад фей

Одурманенный от счастья
С миллионами в глазах,
И в голодной злобной пасти
Ты окажешься не раз.
На кривой дороге тесно,
Некуда ногой ступить.
Здесь намного интересней,
Ведь со мной приятней жить.

Инкогнито. Соблазн

Мстительные или дарующие, легкомысленные или мудрые, прекрасные или уродливые – какими бы не были ши, они, почти бессмертные и не знающие старости, не считали людей равными себе. Так, игрушки, забавные, но слишком… легко ломающиеся.

И всё же, почему-то, ши тянулись к смертным – привязывались к своим игрушкам, опекали, а иногда даже защищали от бед. Какая удача - быть обласканным вниманием потомка богини Дану! Лишь бы не увлечься, не потерять своё сердце. У бывших любимчиков срок не долог, а судьба часто незавидна.

Но ши не только влюбляли людей в себя, но и влюблялись сами. Такое случалось редко, но даже самые древние из бессмертных иногда попадали в эту ловушку. Все же была в некоторых смертных какая-то тайна, искушающая и влекущая. Может быть, дело было в их удивительном жизнелюбии и стойкости. А ещё – столь освежающей остроте чувств. Самый слабый и уродливый человек мог обладать прекраснейшей душой и сиять, подобно звезде. Чтобы в одно мгновение, истратив себя, полностью погаснуть. Но и в этой мимолетности было своё очарование.

… однажды Лалерин проснулась, и поняла, что в её больше ничего не радует. Пение и танцы наскучили, веселящиеся подруги вызывали лишь раздражение, и даже ласки мимолётных возлюбленных оставляли красавицу равнодушной. Одна весна сменяла другую, и ничего не менялось… Нет, однажды Лалерин всё же почувствовала интерес. Когда увидела в толпе других ши человека… нет, существо, лишь притворяющееся человеком, но созданное из живого огня. Тогда она испугалась пламени, и наблюдала за чужеземцем издалека.

И этот же огонь горел в смуглокожем юноше с умными глазами и льстивой речью. Но всё же, помимо этого огня, притягательного и пугающего, у него была человеческая душа – мятущая и изменчивая. Страдающая.

Впервые за долгое время Лалерин ощутила жалость к кому-то. Жалость и жажду обладания. Ей захотелось утолить страдания Гердана, и стать для него спасительницей и единственной госпожой. Он должен был остаться с ней навсегда. Она спасёт его, вознесёт до своих высот, и получит и его огонь, и его душу. И кто знает, может, скука и одиночество уйдёт навсегда.

Для этого решения ей хватило лишь одного тёплого взгляда смертного.

Он не доверял ей, конечно же. Лалерин видела, как настороженно юноша смотрит на неё, и как ловко избегает любого случайного прикосновения. Цветущая красоте весенних дев восхитила смертного, но никак не затронула его сердце. Богатства и роскошь дворца ши, самые дорогие яства, и шёпотом обещанные тайны, доступные только народу из-под холма – всё это оставило Гердана почти равнодушным.

Но у ши было и другое оружие, помимо обольщения и сладких посулов. Чары. Нужно было только ослабить бдительность смертного колдуна.

Накормив Гердана, Лалерин, нарочито морща нос, вежливо предложила ему искупаться. Он смущенно согласился. Ах, как мило!

- Какой скромный юноша, - мягко пропела ши, ведя его по белым прохладным коридорам. – Но тебе совсем нечего меня стесняться. Можешь относиться ко мне как к своему врачевателю. Ведь тот источник, который бьёт в наших купальнях, имеет особую силу. Он способен изгладить все твои шрамы, Гердан.

Они спустились вниз, и колдун увидел, что под дворцом был грот, освещенный лишь светлячками, усеявшими своды пещеры. Из обтёсанной стены бил ключ, прозрачная вода из которого падала в огромную чашу, облицованную мрамором. Гердан коснулся водной глади и с удивлением ощутил тепло. Как парное молоко! Вода ничем не пахла, а на вкус была сладковатой, даже чуть приторной.

- Может, этот источник и исцеляет ши, но я лишь человек. Будет ли польза, если я искупаюсь здесь?

- Я сказала правду, - спокойно ответила Лалерин. – Тот, кто настроил тебя против нас, должен был сказать, что мой народ не может лгать.

Гердан нахмурился. Колумба ведь что-то упоминал об этой странности «нечестивых», как христианин называл ши.

- Тогда я спрошу прямо. Госпожа, вы в самом деле знаете, как победить Фаннора.

Лалерин с неохотой призналась:

- Я не смогу дать тебе волшебный меч, способный поразить оледеневшее сердце, если ты хочешь именно это. Но мне ведомы слабости Тёмного Короля. А также твоя сила, сын чужих земель. Я видела, что может твой отец, Гердан.

На лице колдуна отразилась растерянность.

- Что? Мой отец?

- Да, несколько весен назад он прибыл к нам из далеких земель, но вскоре вновь отправился в путь, за море. Должно быть, там он и встретил твою мать. Но этот разговор долгий. А ты устал и замерз.

- Я привык мыться один.

Лалерин тихо рассмеялась.

- Если хочешь, я отвернусь. Но законы гостеприимства обязывают позаботиться о дорогом госте. И разве ты не хочешь излечиться, чтобы нравиться своей возлюбленной?

Дождавшись, пока ши перестанет пялиться на него своими странными светлыми глазами, Герд скинул воняющие тряпки и плюхнулся в купальню. От горячей воды кожу тут же защипало, но вскоре неприятные ощущения исчезли, и каменные мышцы расслабились. Подавив ленивый зевок, он часто заморгал. В сон клонило всё больше и больше. И все же Гердан внимательно следил за Лалерин. Ши выставила несколько склянок, и добавила в воду эссенцию, одуряюще пахнущую цветами. Затем растерла что-то в деревянной чаще, добавила свежую воду из бьющего ключа и нанесла мазь на лицо Герда.

- Ай!

- Может немножко жечь, - запоздало предупредила ши, и невзначай коснулась его волос. Тёмные и жесткие волосы Гердана сильно отрасли, и так спутались, что, по мнению молодого мужчины, их легче было отрезать. – Какой ужас! Позволь, я о тебе позабочусь.



Таис Сотер

Отредактировано: 09.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться