Господин снегов. История Кай и Гердана

Глава 26. Зеркала и Лёд

Пусть укроет цепи следов моих иней,

Чтоб никто найти их не мог.
Кто теперь прочтёт подо льдом твоё имя,
Господина Горных Дорог?..

(с) Мельница

 

Фаннору следовало лучше следить за своими питомцами. Потому что один из них, огромный белый медведь, сейчас гнался за Кай, едва ли с добрыми намерениями. Девушка едва ли поверила, если бы не видела своими глазами, какую скорость могли развивать эти огромные и неторопливые, на первый взгляд, хищники.

Не было бы на ней коньков, и от нее бы уже мал осталось. А так она, вопя во все горло, неслась по пустынным ледяным коридорам, выискивая хоть какое-нибудь укрытие. Но как на зло, комнаты были или заперты, или и вовсе не имели дверей. Так что она скользила дальше, стараясь даже не слишком оборачиваться, чтобы случайно не упасть. Одна ошибка, и следующий по ее пятам медведь оставит от нее одно лишь пятно. Госпожа Холле будет очень злиться за то, что она напачкала везде своей кровью.

Когда сил оставалось уже немного, Кай наконец повезло. В конце одного из залов она приметила высокие ледяные двери, украшенные неизвестными ей рунами. Сначала девушке показалось, что это очередной тупик, и она уже собиралась промчаться дальше, как двери неожиданно приоткрылись.

Кайлин тут же влетела внутрь, с трудом зацепившись за острые ручки, и поспешно закрыла двери Вот только засова на них не было. А значит... она попятилась назад, и в этот момент хищник всем телом ударился о хлипкую на вид преграду... И не смог её преодолеть. Сомкнувшиеся створки даже не шелохнулись.

От облегчения девушка рассмеялась.

– Ха! Съел, да? Вот вернется Фаннор, он тебя на шкуру пустит, за то что напугал меня!

Медведь грузно заворчал, поскребся, но так ничего и не добился. Желанная добыча улизнула. Сквозь полупрозрачный лёд Кай увидела, что он тяжело развернулся, и пошёл по своим каким-то медвежьим делам.

Странно всё это. Она здесь уже давно. Но вот такое с ней впервые.

– Разве госпожа Холле не должна присматривать за мной? – вслух спросила Кай, и вздохнула. – Почему-то мне кажется, что я ей не нравлюсь.

Она повернулась, и тут же часто заморгала от ослепительного сияния. Она привыкла, что во дворце Господина снегов всегда было светло – хотя снаружи царила только долгая полярная ночь, лишь изредка озаряемая небесными всполохами, а свечами или факелами любящий холод Фаннор не пользовался. Светились сами стены и высокие своды, но к этому глаза Кай уже привыкли.

Но в этом зале было столько зеркал – в человеческий рост, и даже больше, отражающихся друг в друге и создающих бесконечные коридоры, украшающих стены и свисающих с потолка, что сложно было даже понять, какого размера помещение, и где оно заканчивается. Кай боялась даже и шага ступить – вдруг заблудится, и так и не сможет выбраться.

Она и до этого видела зеркала из бронзы и меди – но не столь причудливые. Некоторые из зеркал были плоскими – как вытянутое полотно. Другие вогнутыми, или напротив, выгнутыми, в форме шара, или причудливо идущие волнами. Поверхность одних была подобна спокойной водной глади, других же – темным. Или напротив, почти прозрачным, похожим на стекло.

Кай поймала в одном свое собственное отражение, и уже не могла отвести глаз. Будто зачарованная, она стянула с сапожек коньки (еще подскользнется и разобьет что-нибудь!), и приблизилась к ближайшему зеркалу. Несмело коснулась его холодной поверхности. Рыжеволосая девушка в зеркале повторила её жест – но гораздо, гораздо медленнее.

Колдовство. Во дворце Фаннора было много чудес, но ни одно из них не было таким странным как это.

Кайлин отвернулась от зеркала, привлеченная другим, покрытым рябью, и не заметила, как её отражение улыбнулось ей, и тут же растаяло. Дочь ярла, забывшая, что она боялась потеряться, все дальше заходила вглубь зала, задерживаясь в одних местах, и поспешно проходя другие.

Так, в одном из зеркал, оправленных в черненное золото, она увидела себя старухой, сгорбленной и покрытой морщинами и старческими пятнами. Если бы Кай задержалась еще чуть-чуть, то стала бы свидетельницей, как старуха все больше иссыхает, пока не превращается в горсть костей.

В другом же у её отражения были белоснежные волосы и синие, будто самый чистейший лёд, глаза. Оно в точности повторяло все движения Кай, вот только, как бы девушка не скалилась, не могло улыбнуться в ответ.

В тишине она слышала лишь свое прерывистое дыхание, звяканье коньков, подвешенных на шею, и шорох собственных шагов. Поэтому тонкий перезвон услышала сразу. И конечно пошла искать его источник.

В этот раз это оказался шар – опять же полностью зеркальный, и причудливо искажающий девичьи черты лиц. Она скорчила рожу и тут же хихикнула. Ну и страшилище! Глазки маленькие, носище огромный, щеки шире лица. Видел бы её сейчас Фаннор!

Хотя конечно, он знал об этом зале. И даже говорил о зеркалах с Кай. Как же он это называл? Кол-лек-ция. Точно. Что за странное увлечение. Неужели он так одинок, что нуждается в сотни своих копий? Должно быть, приходит сюда, и разговаривает сам с собой. Или любуется своей неземной красотой.

Между тем шар перед ней полностью побелел. А затем показал совсем другое место. Кай показалось, будто ей открыли маленькое окошка – над горной тропой, занесенной снегом и продуваемой ветрами. И не сразу девушка заметила тонкую человеческую фигурку в длинном плаще, упорно продолжающую спускаться, хотя казалось, что сильные порывы вот-вот грозились скинут несчастного в пропасть.



Таис Сотер

Отредактировано: 09.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться