Госпожа Воскресенская

Размер шрифта: - +

Глава 2

Шаттл выскочил из облаков, открывая вид на кровавый закат. Умирающие красные лучи пронзили стеклянный шаттл, но всего лишь на мгновение. Тёмная ночь окутывала Землю, расчищая дорогу первым звёздам. Родная планета больше всего походила на школьный глобус. Искаженный, скорее затянутый облаками, чем покрытый синевой океанов. Сбоку возникла Луна — без красок, без оттенков, с глубокими кратерами. Она приближалась так стремительно, словно кто-то прокручивал колёсико зума. Я инстинктивно втянула голову в плечи.

Позади мои сопровождающие переговаривались на повышенных тонах. Их голоса звучали раздражённо и зло. Я начала сомневаться в уровне их профессионализма, а также своём восприятии должности «капитан». Может имелся ввиду не капитан роскошного космического лайнера, а старший службы охраны? Работник космопорта, не имеющий отношения к «Страннику»? В моё время капитаны так себя не вели! А ведь меня ждёт ещё больше недопониманий! У терранцев (или саранцев) наверняка свой особенный менталитет и традиции! Смогу ли я влиться в их общество или принятие их принципов будет противоречить моим убеждениям? В моё время, обычные люди не могли понять и принять радикальный ислам, опуститься на уровень аборигенов в резервации, не грезили пополнить ряды многоженных мормонов и прочих «далёких» от стандартов групп. Как повлияло рабство на мировоззрение людей? На их привычки, распорядок дня? На цели в жизни? Что бы я делала с человеком, который бы всё делал за меня? Не зазналась бы? Гордыня и лень прямо противоположны личностному прогрессу.

Да и не появились ли новые вирусы, болячки, к которым я не имела иммунитета? Планеты то разные! Какие новые продукты мне не стоило есть? Какие универсальные знаки подучить? Какими кремами с защитой мазаться? А от «комаров»? К чему вообще лучше не прикасаться? Мои мысли мчались, как дикие кони. Я цеплялась за одну, пыталась её развить, но другая перебивала первую и тут же уступала место последующей.

Пока загружала себе мозг, страсти в шаттле накалились до предела. Помощники в конец разорались, вынули пистолеты, а капитан — самую настоящую бластерную винтовку из компьютерных игр.

— К-капитан? — забеспокоилась я. — Ай!

От внезапного толчка, сотрясшего наш шаттл, я перевалилась через подлокотник и оказалась на полу. В нас влетело что-то большое. Удар пришёлся на бок и смял одну скамью вместе со стеклом. Я прокатилась по полу, и поняла, что нас разворачивает. Меня вжало в место удара. Я барахталась как могла, но вскоре что-то случилось невесомостью, тело вдруг стало лёгким, как клочок облака, руки поползли в воздух, вместе с незакрепленными предметами. Я вдруг подумала, что так не может быть, так не бывает, только не со мной! Наверное, заснула!

Опасное сближение! Опасное сближение! — запищала система, сменив белое освещение на мигающее красное. — Потеря орбиты! Повреждение основного двигателя! Сигнал бедствия отправлен в...

Я зажмурилась и держала глаза закрытыми, пока дикое вращение внутри черепной коробки не прекратилось. Гравитация вернулась, и шаттл магнитом потянуло в сторону, к обшивке другого корабля.

Внимание! – эхом загремел металлический голос, когда мы мягко состыковались. – Вы окружены! Выложите оружие в бокс аварийного сброса и освободите заложницу! Всем сдавшимся гарантируем жизнь! В случае невыполнения требований вы будете уничтожены!

За неясностью мыслей я не сразу сообразила, что под заложницей имели ввиду меня. За прозрачной дверью открылся длинный стыковочный люк, по которому к нам устремился космический спецназ с респираторами и бластерами. Один помощник бросился к аварийной панели управления, а другой ударил капитана в грудь ладонью, не сильно, а скорее — приводя в чувство. Капитан что-то рявкнул и выстрелил коллеге в горло. Просто и без причины. Раздался хлопок. На стекло и белый пол брызнуло тёмной кровью. Голову помощника откинуло в капюшон, словно бильярдный шар в лузу, а тело завалилось в коляску. Я закричала.

Отказ противометеоритной защиты, отказ основных датчиков… Блокировка шлюза невозможна! Отказано в доступе! — пищала система.

Несмотря на старания помощника отстыковать нас от корабля, двери с шипением разъехались. Убийца схватил меня за шиворот комбинезона и прижал к ноге, приставив окровавленное дуло бластера к шее. Начались переговоры.

— Не паникуйте, мы вас вытащим! — заверил спецназовец по-русски.

Я ощутила себя ребенком, забытым воспитателями в трамвае, который уехал в депо. Неужели нельзя было организовать безопасный коридор для тех, кто «размораживался» из далёкого прошлого? Столько лет прошло, а с терроризмом так и не разобрались! Хуже того, изобрели новое оружие!

Из недр памяти всплыли все обязательные уроки по самообороне в школе и многочисленные видео в интернете. Я судорожно забегала глазами по кабинке в поисках… чего-нибудь. Шаттл не изобиловал лишними предметами: ни вам огнетушителя, ни руководства пользователя… даже скамейки для сидячих были влитыми. Труп мужчины в коляске заставил поёжиться. В том числе от неожиданной удачи: он обронил свой пистолет! Оружие упало неподалёку от моих ботинок, и я потянулась к нему пальцами. Спецназовец в респираторе, державший нас на прицеле с трёхметровой дистанции, это заметил. Его резкий выпад и реплика террористу помогли мне дёрнуться якобы от страха и схватить оружие.

Пистолет оказался нового образца, на рукоятке были дополнительные кнопки, и я предположила, что одна из них — предохранитель. Но времени гадать куда и что не было. Я вжала пистолет в пах (до чего дотянулась согнутая в локте рука) «капитана» и щёлкнула всем подряд. Первый «клик» оказался бесполезным, второй громко выстрелил, третий ударил током, так что волосы на голове встали дыбом. Винтовка террориста скользнула с моей шеи к груди, развернулась и выстрелила. Как в замедленной съёмке мужчина стал заваливаться на меня, а над его плечом второй помощник выкинул вверх руку с устройством, мигающим красной лампочкой. По шаттлу распространился противный, отрывистый писк.



Фриза

Отредактировано: 28.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться