Госпожа Воскресенская

Размер шрифта: - +

Глава 3

В каюте загорелся свет, но я не проснулась, пока не запикал браслет: «Время до следующего голосования: 29 часов» Что за голосование такое? И вылетает ведь из электронного «паспорта»! Вспомнилось высказывание наших оппозиционеров: «Вот если бы существовала автоматизированная система сбора голосов, исключающая человеческий фактор, мы бы узнали настоящее мнение народа!» Что если в будущем люди голосовали по своим браслетам напрямую? Какая у них форма власти, в самом то деле? И в завещании фигурировала некая Система Управления… Большой брат? Искусственный интеллект?

Я попробовала выпрямить ноги под прямым углом, лёжа на кровати, но растяжки не хватило. Мышцы ниже пояса были как деревянные. Вспомнив парочку упражнений из «Здоровье!», я покрутила невидимые колёса, поприседала и позадирала ноги. Свободное передвижение без коляски требовалось освоить в скором времени — живот урчал от голода. Поставив набираться ванну, я скрутила волосы на одну сторону и сняла зубную щетку, встроенную в стенку. На стекле активировалось объёмное изображение такого качества, что мне показалось будто передо мной возникла живая, маленькая женщина в синей форме «Аэрофлота».

— Добрый день! — поприветствовала она сногсшибательной улыбкой. — Земное время на борту: час дня сорок две минуты. Температура воздуха в главном зале второго класса 24 °C. Уникальное событие: панорамная остановка в системе С-065ZT через десять часов. «Странник 630» желает вам приятного дня!

Я залезла в ванну и, отмокая, искала в браслете мультимедийные файлы, книги, фильмы или статьи о том, как человечество развивалось последние четыреста лет, но систему «Космонет» (интернет всесоюзного масштаба?) заблокировали до конца вояжа в целях безопасности. Вместо неё предлагали подключиться к «Интерлайн» (локальной сети?), заплатив десять кредитов за сутки отборного контента, но в его перечне я не нашла ничего кроме увеселительной литературы, дурацких шоу и новостного канала событий на борту. В урезанном режиме браслет выполнял функции водонепроницаемого смартфона, кошелька и удостоверения личности, с кучей приложений и расширений, которые можно было установить за деньги. Чего делать я, разумеется, не стала. Найду информацию на борту, всё-таки не одна лечу и ТЦ под боком!

Погрузившись в воду по уши, я замерла, вспоминая события недавнего дня. Центр сна, поезд будущего, космопорт, взрыв… всё произошло так быстро, будто очень-очень давно и не со мной, но стоило вспомнить 2093-ий, как возникало ощущение будто я раскапываю кадры из старого фильма. Нас уверяли, что мы погрузимся в сон без сновидений, но между 2093-м и вчера определённо было что-то. Что-то длиною в вечность, от чего я очень устала. Инвалидная коляска, резкие пандусы, бедность, нелюбовь матери и брата — все неудобства моей жизни сейчас представлялись внедрёнными в голову «для большего реализма» обстоятельствами, которые теперь меня не волновали. Раньше тема рабства затронула бы меня до глубины души, а полёт в космос вызвал бы детский, неконтролируемый восторг на грани обморока. А сейчас… уставший мозг не отзывался на мелкие раздражители. Рабство процветало и раньше, в десятках цивилизаций, а история, как и мода — циклична...

«Заморозка первого поколения не совершенна. Мозг изнашивается? — предположила я, блуждая взглядом по потолку. Впрочем, и эта мысль не расшевелила мои чувства, хотя раньше стала бы причиной паники. — А может у меня посттравматический стресс? Надо наведаться к психологу»

Пока застёгивала комбинезон, заметила, как с прошитого резиной носка на пол падает серая бумажка. Внутри обнаружился текст на четырёх языках, в том числе на русском «Лотерея Слейвери. Талон вне серии. Пожалуйста, просканируйте код гражданским браслетом для доступа в машинное отделение». Я последовала инструкции и в ответ получила сообщение: «Временный доступ в машинное отделение получен. Таймер до следующего сброса: 11 часов».

— Экскурсия какая?

Общий путеводитель в браслете не знал ни о лотереях, ни о информационных пунктах «для туристов». Словно межпланетные путешествия и халява по акциям не интересовали пассажиров. Из каюты я вышла с твёрдым намерением завести временную приятельницу, которая бы посочувствовала моим обстоятельствам и вежливо объяснила азы новой жизни. Всё-таки я в будущем и стесняться теперь нечего. Народ вокруг, казалось, вообще забыл, что такое стыд — вон, раб в кожаных стрингах из каюты показался. И хвоста нет, только кожа на спине с иглами, как у дикобраза… А там, где разнообразие и индивидуализм, может и адекватный человек затесаться.

Включенная в билет столовка нашлась в конце этажа. Распознала я её по мебелировке, а вовсе не по запаху. Его не было. Работающие в огороженных кубах повара выставляли на бегущую ленту горячую еду на белых, квадратных подносах, которую слейвы подхватывали и уносили к сонным пассажиркам за разбросанные по вытянутому залу столики. Приборы и специи ездили по ленте вместе с подносами. Уборкой занимался персонал в белой форме.

Я заняла свободный столик и, убедившись, что соседи ни за что не платили и ничто никуда не вводили, подхватила пломбирный шарик в низком стакане, который катался по ленте невостребованным. Он оказался спрессованной овсяной кашей со вкусом орбита. Запивая её голубым морсом будущего, я пришла к выводу, что сюда лучше ходить после часа-пик: мясные и более комплексные блюда неизбежно расхватывали рабы, и на общую ленту они не попадали.

— Только посмотри на него, какая мерзость, — послышалась сбоку чистая русская речь.

— Отвратительно. Меня сейчас вырвет…

Я повернула голову и увидела двух дам, одетых в платья и шляпки с разноцветными перьями. Тут же вспомнились голливудские фильмы по романам русских классиков.



Фриза

Отредактировано: 28.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться