Гость из пекла

Размер шрифта: - +

Глава 5 Очень добрый Тео

– Единственная приличная вещь на весь торговый центр! – удовлетворенно сказала мама, поворачиваясь перед высоким зеркалом. – Владельцев этих магазинов надо тащить в суд за мошенничество! Особенно тех, где будто бы продают брендовые вещи! Все коллекции позапрошлого года, а цены, как на самые пиковые модели! – возмущенно добавила она. – Зачем мы ехали так далеко – на другой конец города! – чтобы покупать устаревшие вещи?

– Есть торговый центр неподалеку от нас, но там все то же самое, – ответила Ирка. – И пожар у них вчера был.

Ага, они с Диной его и разгромили, и сожгли. Ну еще пара-тройка драконов помогали[1].

– В твоей комнате разгром, в торговом центре разгром, – поморщилась мама. – Тут бывают места, где все в порядке?

– Бывают, мамочка, – кивнула Ирка. И мысленно добавила: «Но не те, где бывает твоя дочка». На самом деле и отсюда лучше убираться, пока ничего не случилось. Два разгромленных торговых центра за два дня было бы слишком.

– Мда, есть... Вот эта вещичка... Даже удивительно... – Мама еще раз повернулась на каблуках перед зеркалом, поглядела на свисающую с рукава бирочку и кокетливым тоном обронила: – Тео, милый, мне нравится этот плащик!

– Конечно, милая, только для Ирэн он будет немножко велик, – рассеянно обронил Тео. – Примерить серый брючки... – Тео выудил из висящих на вешалке одежек пару строгих теплых брюк. – Подходить для зима. И для этот свитер, который мы уже выбрать, подходить тоже, – Тео кивнул на свитер, вывешенный на перекладине у примерочной.

– Зачем мне брюки – мы уже две пары джинсов взяли... – запротестовала Ирка.

– Действительно, зачем девочке ее возраста такие классические вещи? – вмешалась мама. – Так Тео, я насчет плащика...

– Ты есть сама говорить, дорогая! – энергично кивнул Тео. – Девочка ее возраст не надо классические вещи – лучше мерить на Ирэн куртку!

– У меня есть куртка! – снова попыталась вякнуть Ирка.

Но мама заглушила ее вчистую.

– Я говорила не об Ирке! Я говорила о себе! – раздосадованно бросила она.

Тео в ответ скользнул по маме взглядом, точно не видел, не слышал и даже не очень помнил, что она вообще здесь.

– Еще примерить это и это, – снимая с длинных металлических стоек какие-то вещи, скомандовал он Ирке. – А потом пойти за велосипед! И коньки? – он вопросительно поглядел на Ирку. – Ты хотеть коньки? Или ролик-коньки? В Германия у каждый девочек есть ролик!

Бледная от унижения мама принялась лихорадочно сдирать с себя облюбованный плащ.

– Мне не нужен велосипед! – вскричала Ирка. – И ролики тоже не нужны – где я в нашей балке кататься буду? Лучше купить маме...

– Мерять-мерять-мерять! – похоже, глухота накатывала на Тео приступами – вот теперь он не слышал Ирку. Широко расставив руки, он подхватил весь ворох одежды и, как огромная, пестрая гора, напер на Ирку, оттесняя ее в примерочную. Тео стряхнул вещи на крохотный столик – часть горы обвалилась на пол, устилая его юбками, блузками и свитерами. – И не говорить, что вещи не подходить! – скомандовал Тео. – Один вещь не подходить, два вещь – остальные должны подходить! Я не мочь ошибаться размер! Как по-русски говорят – этот глаз есть алмаз! – Он ткнул себя пальцем в глаз, точно хотел выколоть, усмехнулся... и задернул шторки примерочной. Хрупкие матерчатые стены отделили Ирку от всего остального мира.

– Я так понимаю, плащ ты мне не купишь, – по-немецки сказала мама.

– Дорогая, мы пошли сюда специально, чтоб девочка была довольна, – с мягкой укоризной ответил Тео – по невнятному говору Ирка поняла, что он снова сунул в рот свою обожаемую трубку.

– Ты, кажется, заботишься о ней больше, чем я, – с принужденным смешком отозвалась мама.

– Но ведь это совсем несложно, дорогая, – так же кротко откликнулся Тео и, не меняя мягкого тона, добавил: – Все мы знаем, какая ты мать. – Его слова вовсе не звучали комплиментом.

– Ты пытаешься меня оскорбить? – В мамином голосе прорезались визгливые нотки.

– Хочешь скандалить, дорогая Лорхен, обратись к своей матери – она с удовольствием составит тебе компанию. А со мной не нужно, – все также спокойно откликнулся Тео... но было в его сдержанном тоне что-то настолько... жуткое... настолько... опасное... что Ирку вынесло из примерочной, только шторки разлетелись.

Мама и Тео стояли рядом с кабинкой, и мамино лицо было белее окрестных гипсокартоновых стен. Тео при виде Ирки вынул из угла рта неразожженную трубку и... негромко спросил у мамы по-немецки:

– Ты абсолютно уверена, что твоя дочь нас не понимает?

– Конечно! Это же моя дочь! – вскинулась мама... и тут же стушевалась, видно, вспомнив мнение мужа о том, какая она мать. – Девочка никогда не умела врать, – пряча глаза, продолжила она. – Даже матери моей и той никогда не врала, хотя уж ей-то...

У Ирки аж внутри все в узел скрутилось, так она старалась, чтоб на лице не дрогнул ни один мускул – и продолжала недоумевающе переводить взгляд с мамы на Тео и обратно.

– Что-то случиться, Ирэн? – переходя на русский, вежливо поинтересовался Тео. – Ты еще не начинать мерить?

– Я... Наоборот! Я все примерила! – выпалила Ирка.

– Все? Успеть? – брови Тео недоуменно поползли вверх, и он уставился на разбросанные по полу ворохи тряпья.

– Я очень шустрая! Ну просто очень! Все чудесно, все замечательно, все подходит! – протарахтела Ирка. – Надо только выбрать, что мы будем брать! Мама, ты мне поможешь?



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 28.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться