Гость из пекла

Размер шрифта: - +

Глава 7 Тяжелый завтрак

– Дети, вы теперь каждое утро будете сюда приходить? Или у вас занятий нет?

Ирка лежала на диване, уткнувшись носом в подушку, и пыталась понять, с какой такой радости бабка заговорила на чистом русском? Во всяком случае интонации совершенно бабкины, только слова отличаются...

– Или у вас своих родителей нет? – гневно прозвучало в коридоре.

Богдан что-то глухо забубнил в ответ. Ирку словно вихрем сдуло с дивана. Путаясь в одеяле, она рванула вон из комнаты, споткнулась о порожек и едва не кубарем выкатилась в коридор.

– А вы, тетя Лариса, говорили, она не хочет нас видеть, – выглядывая из-за плеча Богдана, укоризненно сказала Танька.

Преграждающая ребятам дорогу в дом мама раздраженно обернулась:

– Ирина! В каком ты виде? – все с теми же бабкиными склочными интонациями воскликнула она. – Здесь же мальчик!

Ирка рассеянно оглядела короткие штанишки и маечку своей шелковой пижамки и успокаивающе бросила маме:

– Так это ж Богдан, мама! Он меня и не в таком виде видел!

Она искренне удивилась, когда глаза у мамы стали большие и круглые. Ну да, Богдан видел Ирку всякой – и ведьмой, и собакой-оборотнем, один раз даже вампиршей (неприятный эпизод, о котором Ирка вспоминать не любила). Неужели мама что-то об этом знает, а иначе с чего так пугаться?

– Заходите, я сейчас штаны надену, – буркнула она ребятам.

Богдан сделал шаг вперед... и наткнулся на мамину выставленную ладонь.

– Стоп-стоп-стоп! Ирина, что это значит? – Мама снова повернулась к Ирке.

– А что? – удивилась та, растирая глаз кулаком. Бессонная ночь сказывалась, под веки точно песка насыпали. «Мне нужен выходной, – мрачно подумала Ирка. – Черти сразу после битвы драконов и непосредственно перед тематической контрольной по физике – это как-то чересчур для одной маленькой меня. Мне нужен выходной от всего – от школы, от чаклунства, от чертей, от мамы... Тьфу, фигня какая в голову лезет – при чем тут мама? Не нужен мне выходной от мамы, наоборот, я всегда мечтала о выходном вместе с мамой!»

Мама тем временем умудрилась поджать пухлые, идеально подведенные помадой губы в узкую неодобрительную полоску – точно как у их классной Екатерины Семеновны!

– Совсем распустилась тут при бабушке своей! – Она покачала головой и передразнила: – «Заходите, я штаны надену!» Не спрашиваешь: «Мама, можно ребятам зайти? Ты не против?» Даже в голову не приходит! Как будто ты одна в доме живешь!

– Та вона ж не в твоей хате живет, а в своей! Тобто – в моей! – В коридор из кухни выскочила бабка. Сразу стало понятно, что мамины склочные интонации – это всего лишь бледная копия рядом с сияющим всеми красками оригиналом высокого искусства закатывать скандал. – Кого хоче, того и прыймае у власний хате, никого не пытае! Крим мэнэ, звисно! А которые тут сами у гостях, помалкивать должны!

– Это и мой дом тоже! – взвизгнула мама.

– А чого ж ты тогда сидишь, як у гостях? Иди посуду помой! – рявкнула бабка. – Ось там жир до сковородки прикипел, оттирать надо!

Мама кинула переполошенный взгляд на свои покрытые бледно-розовым лаком ногти, а бабка повернулась к ребятам:

– А вы чего стоите, мов засватанные? Рано вам ще свататься, так що у дом заходьте, та идить соби до Ирки, чего вам там приспичило с утра пораньше!

– Нет-нет-нет! – тут же вмешалась мама. – Исключено! Ирочка не может сейчас принимать гостей! Ирочка торопится, они вместе идут к Тео на работу! – с гордостью сообщила она.

– Тео – это который настоящий... – начал было Богдан, но поймав Иркин панический взгляд, успел остановиться. – Который отчим? – вывернулся он.

– За то, как он к тебе относится, могла бы его и отцом звать! – обиделась мама.

Танька и Богдан немедленно уставились на Ирку вопросительно. Она только неопределенно повела плечом – а что еще она могла при маме сказать?

– Ну ничего, ты еще привыкнешь, – то ли себя, то ли Ирку успокоила мама. – Пока что собирайся и отправляйся! А вы, дети, ступайте! – мама величественно кивнула Богдану и Таньке. – И постарайтесь понять, что у Ирочки есть семья и она хочет проводить время со своими родителями, а не с вами болтаться где-нибудь за гаражами!

Ирка поняла, что сейчас будет – ой, что! И даже – ой-ей-ей! Посуровела Танька, Богдан упрямо, как идущий в атаку бык, наклонил голову, и было ясно, что никуда эти двое не уйдут, пока не разберутся, что тут с Иркой, о чем она писала в своей эсэмэске и не грозит ли ей опасность.

В этот момент снова влезла бабка.

– Ты дывысь на нее, про гаражи вспомнила! – всплеснула руками она. – Те самые гаражи, за которыми вона з такими ж шлендрами та бездельниками, як сама, все детство провела – и до школы, и писля школы, и заместо школы! Без завтрака дытына никуды не пиде! – твердо объявила бабка. – Хватит вже, вчера голодную отпустила. Так язву якусь в желудке заработать можно, чи мало ей, що в неи ридна мамка – язва! Вы теж завтракать идите, – скомандовала она Таньке и Богдану. – Не все ж тому немцу в утробу пихать! А кому не нравится, кого я за стол запрошую, той може сам не сидать! – возвышая голос, объявила бабка, злорадно косясь на маму.



Илона Волынская, Кирилл Кащеев

Отредактировано: 28.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться