Гостья безымянного Города

Главы 13-16

13.

13.

Дверь распахнулась, и взгляд Кори уткнулся в толстые – со ствол небольшого деревца - колени. Она невольно подняла глаза – где-то высоко-высоко располагалась поясница. А голова – та вообще возвышалась почти под самым небом. Гадать больше не приходилось: в великанском жилище и обитатель оказался великаном.

-Доброго дня, Великан, - сказала тем временем Ведьма. – Нам необходимы две лестницы. Выдай их, пожалуйста.

Великан молча исчез в доме. Кори потрясенно посмотрела на наставницу. Та усмехнулась.

-Он производит впечатление, верно, Ученица?

-Точно! – кивнула Кори, все еще пытаясь осознать увиденную громаду. – Как он ходит по улицам? Они же для него узкие!

-А он и не ходит. Покупки ему доставляют на дом, а для прогулок у него есть прекрасный маленький сад за домом. Этот "садик" больше Городского парка, - Ведьма улыбнулась. – Официально Великан никого в сад не пускает, но в заборе есть дырка. Так что, когда освоишься в Городе, можешь туда заглянуть. Сад очень красив.

Раздались тяжелые шаги, и в дверном проеме появился Великан, несущий в огромных руках две лестницы. Они казались маленькими и узкими по сравнению с их владельцем. Кори представила, как будет тащить их… и пожалела о том, что помогает Ведьме. Лестницы хотя и не выглядели тяжелыми, но это в гигантских лапищах Великана! А как их тащить маленькой и хрупкой Кори, которая никогда ничего тяжелее пакета с соком не поднимала?

Великан поставил лестницы с наружной стороны двери и, по-прежнему молча, захлопнул ее.

-Вежливый! – съязвила Кори.

-Да, - неожиданно согласилась Ведьма. – Мы его голос все равно не различаем – он как грохот грома. Поэтому Великан предпочитает молчать, а не пугать жителей. Так… теперь лестницы…

И сказала что-то непонятное, от чего те резко уменьшились в размерах и, наверное, весе. Теперь они были чуть больше мобильного телефона.

-Бери лестницы, - велела Ведьма Кори, - и идем на площадь. Она совсем рядом, так что не расслабляйся. Нам предстоит немало работы…

Действительно, площадь оказалась на расстоянии двух или трех улочек от дома, где располагалась Охрана. Сама площадь была круглой, в центре ее возвышалось красивое узкое здание с тремя острыми шпилями, справа от него стоял приземистый квадратный дом с треугольными окнами, разбросанными в прихотливом порядке, а слева располагалось круглое двухэтажное здание с колоннами, опоясанное балконом.

Кори спросила, почему они не могли залезть на почти самое высокое здание – дом Великана, но Ведьма объяснила, что нужно находиться в самом центре Города, иначе порядок расположения звезд будет нарушен. Подойдя к квадратному дому, Ведьма велела Кори прислонить к нему лестницы и достала из корзины банку с чем-то желтым и вязким.

-Клей, - пояснила она, доставая оттуда же большую кисть. – Ученица, твоя задача сидеть на крыше и мазать звезды клеем. Потом будешь подавать их мне, а я уж разложу их по местам.

Снова непонятная фраза – и вот уже лестницы достают до небосвода, на котором сидит, злобно сверкая глазками, Луна.

-Наконец-то, - буркнул он. – Я думал, вы и за год не соберетесь! Бездельницы!

-Да? – нехорошо прищурилась Ведьма.

-Нет-нет, - тут же пошел на попятную Луна,- это я про эльфов! Бездельники, говорю, все звездочки поотрывали! А мне без них работать никак нельзя.

Кори и Ведьма неторопливо забрались на крышу, и началась работа. Девочка доставала из коробки крупные, больше ее ладони, теплые звезды и мазала их клеем с более темной стороны, после чего подавала звезды стоящей на лестнице Ведьме. А та деловито пришлепывала их на небосвод, тщательно следуя какому-то невидимому Кори рисунку. Несколько раз Ведьма ошиблась – пришлось отклеивать звезды и переклеивать их заново.

Эта работа заняла часа три. Звезд оказалось много. Кори страшно любопытно было, из чего они сделаны – в какой-то детской еще книжке она читала, что из фольги... Но спросить Кори постеснялась: решат еще, что она глупая и неграмотная, раз не знает таких простых для Города вещей. В том, что все здесь знают, из чего сделаны звезды, Кори почему-то была убеждена.

Под конец Кори страшно захотелось есть. Какое-то время она молча страдала, не решаясь сказать об этом, но когда последняя звезда оказалась на своем месте и задорно засверкала, протертая мягкой влажной тряпочкой, девочка призналась:



Polina Matytsyna

Отредактировано: 29.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться