Гостья лесного князя. Удержать ветер. том 2

Размер шрифта: - +

Глава 3-2

 Властислав Видар

 -Крен!-крикнул Власт вслед уходящему оборотню, -проследи, чтобы морёных бревен и песка доставили столько, сколько я велел. Завтра начнём переделывать дамбу.

 -Хорошее дело, -согласился опытный воин, - только народ воды нахлебается.

 -Пока река обмелела, нужно спешить. Кто знает, что с разливом станет будущей весной.

 -Как скажешь князь. И правда твоя,- согласился Крен и отправился выполнять поручение Видара.

 Сам Власт, отодвинув бумаги в сторону, встал из-за рабочего стола и подошел к окну. Рассвет еще только занимался, а он уже был на ногах. Его взгляд был обращен не к морю, что так звало и манило шумом волн. И не в сторону родительского Лесного замка хотелось смотреть оборотню.

 Нет.

 Словно заколдованный, Видар не мог оторвать свой взгляд от окна, выходящего на восток. Властислав смотрел туда, где раскинулась равнинная Тарсмания.

 Это он хотел знать, каково это — жить без части себя, без своего сердца, жить, ежедневно борясь с собой? Чтобы не сорваться и не побежать, не свернуться клубком у её ног. Чтобы хотя бы так иметь возможность находиться рядом!

  Хотел видеть ЕЁ сестрой? Получи сполна.

 Рывком открыв ящик стола, Власт пальцами коснулся рваных клочков бумаги, привычно составляя мозаику:« Князь, Вы, как всегда, были правы. Отныне для меня Вы только брат. Прощайте». Затем бережно коснулся тех чистых листиков бумаги, что возвращались ему всякий раз в ответ на его письма.

 Оборотень сразу догадался, Ксения не хочет, чтобы родные поняли, будто бы она ему не пишет. Поэтому просто вкладывает чистый лист. Ничего, пустота, это тоже её ответ. А её ручки касались этих бумаг…

 Почему Ксюша сбежала после той сумасшедшей ночи, полной нежности и любви?

 Он уже не задавал себе вопрос, потому что знал ответ. Девочку приманил запах и обоняние оборотня, как и прочих.

  В ту единственную ночь, что они были вдвоём, она бесстыдно сбросила с себя всю лишнюю одежду, которая и так ничего не скрывала... Его пара была самой прекрасной из всех девушек и женщин, что перевидал он за свою жизнь. А с утра у освободившейся от его запаха у Ксении настало прозрение. Безжалостное и бесповоротное.

  Когда спустя несколько дней мужчина вернулся, он метался раненым зверем по замку. Он не мог понять, что произошло. А в комнате, в которой ночевала Ксения, была пустота. Обгорелый кусок простыни, да записка- это всё, что оставила ему девушка.

И ничего больше.

  Власт хорошо помнил, как выскочил из её комнаты, наткнувшись на радостную Нори, которая, словно стояла под дверями комнаты Ксении и нарочно поджидала его. Служанка тут же бросилась к оборотню на грудь:

-Князь! Властюша,- жарким шепотом произнесла она, ища поцелуя..

-Я велел тебе не возвращаться, - оттолкнул оборотень женщину и еле унял раздражение, что вызвала она своим прикосновением. Что это? Зверь не принимает другую?

 К этому моменту мужчина уже давным-давно оставил Нори. Даже изредка, когда накатывала непонятная тоска, говорил с ней, но не звал её в постель. Вообще никого не звал! За неделю до того как приехала Ксюша, в то время, когда бушевал пожар, служанка собралась к своим родным, чтобы убедиться, что у них все в порядке. И зачем-то пришла отпроситься к нему, хотя княжеской любовницей к тому моменту уже точно не была. Крен у Власта теперь за управляющего, и все вопросы со слугами решались через него. Но спрашивать лишнее князь не стал, дал денег и сказал ей:

 -Нори, можешь не возвращаться. Я помню, ты говорила, что одна у родителей. Им наверняка сейчас нужна твоя помощь.

 -Мой князь гонит меня?-в глазах молодой женщины блеснули слёзы.

 -Ты всегда можешь вернуться и работать в замке, -уверил он её тогда и отвернувшись, умчался по своим делам.

 Властислав понимал, что многие, кто побывал в его постели, начинали строить планы. И это поначалу смешило, а потом раздражало. У кого-то влюбленность, а у кого-то расчет. Нори, сама того не зная, притягивала его когда-то. Теперь-то Власт осознал, что цвет волос бывшей наложницы такой же, как и у Ксюши. Наверное, он подсознательно выбирал и приближал к себе девушек с похожей внешностью, как у его пары. Но вслед за притяжением приходило раздражение. Ни одна из них не была той, кого бы он хотел видеть сегодня и завтра, а также через неделю. А надежды наложниц на совместное будущее становились тягостью. Гораздо понятнее их желание наживы, ведь князь не скупился за оказанные ласки. Ни одна девица от денег или подарков ни разу не отказалась, это ему тоже было понятно.



Ирина Снегирева

Отредактировано: 06.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться