Гостья с Марса

Глава 19 Дома

 

Прошло пятьдесят марсианских суток. Марсианские сутки (сол) – длятся 24 часа 39 минут 35 секунд. На Земле сейчас лето, наверно очень тепло. А на Марсе вечный холод, в среднем температура - 63 градусов по цельсию.

Как только я прилетела, сразу прошла дезинфекцию и полное обследование в медицинской камере. Затем, по приказу Геры, я записала голосовой отчёт о своём пребывании на Земле, особенно когда была в плену. 

Почему-то все жители Геразиса смотрели на меня с сочувствием. Многие даже подходили, ободряюще похлопывали по плечу, обнимали. Я всё это вежливо принимала, хотя это всё было не нужно. Больше всего мне хотелось запереться в своей комнате, включить живые обои с видом на море, слушать мелодичную музыку и плакать. Но так не делаю, потому что знаю – снова запрут в медицинской камере, введут успокоительное и будут каждый день мучить разговорами с психологом.  

Всем кажется, что я пережила самое страшное, что только можно пережить находясь в плену. И все мои убеждения в обратном, считают защитной реакцией. То, что я постоянно с грустным лицом – это вовсе не результат пережитого, а грусть по 113-му, Джеку и конечно же Эрику. Но в этом точно никому не признаюсь, потому что не поймут и по этой причине становится тоскливей: некому выговориться, выплакаться...

Психолог не в счёт, не хочу с ним говорить, проходить его бессмысленные тесты, психологические тренинги... Потому как знаю, что все отчёты о моём состоянии, идут прямиком к главе. Боюсь, что в итоге меня посчитают бракованной, не пригодной к жизни в Геразисе. Начнут усиленно поправлять психику: в лучшем случае – накачают успокоительными, в худшем – сотрут память. А я не хочу ничего забывать. Не хочу!  

После обеда, пройдя через свой мёртвый сад, стараясь не смотреть на высохшие без влаги цветы, чтобы лишний раз не расстраиваться, я пришла в отсек для животных. 

Кир был занят последними приготовлениями к транспортировке. Рядком стояли закрытые металлические ящики, в которых находятся  биоматериалы. Наверняка там есть и те образцы, что я привезла с Земли, давно обработаны и упакованы в хладо-контейнеры с нужной температурой. Пока перелёт отложили, по непонятным причинам, но всем нужно быть готовыми, чтобы в любой момент, когда получим приказ, быстро перенести оборудование и наши личные вещи на грузовой корабль. 

Сами мы отправимся в спасательных капсулах к нашему самому главному кораблю, который находится на станции, в космосе, недалеко от Марса. У меня давно всё готово, ещё до высадки на Землю, так как образцы моих растений особо не пострадали. Пострадали только генетические материалы животных, за ними мы в основном и летали.  

– Как дела? – спросила я Кира, стоя у аппаратной, где велось клонирование по моей просьбе.  

Кира не видно, но я знаю, что он здесь и слышит меня. Выйдя из аппаратной, он снял маску и перчатки:  

– Всё идёт нормально. Хотя мне пришлось ускорить процесс, не знаю, что из этого получится. И зачем тебе понадобился этот экземпляр именно сейчас?   

– Ты обещал помочь, не задавая при этом вопросов.  

– Я конечно обещал, но успеем ли мы закончить процесс до отлёта? Приказ может поступить в любой момент и аппарат придётся отключить, чтобы перевезти в корабль, а без постоянного питания он не выживет.   

– Будем надеяться.   

– Конечно, только надеяться и остаётся. Знаешь, я ведь очень рискую выполняя твою просьбу.  

– Знаю и очень тебе благодарна.  

– Благодари лучше Лера, если бы он не блокировал информацию поступающую к Гере о новых разработках, то я бы за это не взялся. И вообще, если бы не он, то тебя бы здесь не было.  

– О чём ты?  

Кир с опаской посмотрел на камеру слежения, такие камеры у нас повсюду, только сейчас они не работают – всё в целях экономии. Работает лишь в моей комнате, когда в ней нахожусь, следят за поведением, когда остаюсь одна. Беспокоятся за моё психоэмоциональное состояние... Вот почему я боюсь плакать в своей комнате, хочу показать, что со мной всё в порядке.   

Кир убедился, что камера действительно не работает и на всякий случай очень тихо, проговорил: 

– Когда с Земли прилетели без тебя, он тут такое устроил.. Лично пришёл к Гере и потребовал, чтобы тебя вернули, иначе он всё тут уничтожит, включая корабль.  

– Что? Как он решился на это? – тоже тихо спросила я.  

– Вот и я удивлён. Он сказал, что влил какую-то программу в резервный компьютер, и если он не будет каждый час вводить голосовой пароль, то включится запуск на уничтожение.  

– И что Гера?  

– Как видишь, Гере пришлось пойти ему на уступки и лично полетела за тобой. Но не думаю, что она это ему забудет.  

Конечно не забудет! Он поставил условие самой королеве и ради кого? Ради меня – обычной рядовой муравьишки. А я уж было поверила Борису, что дорога ей. Оказывается, вот благодаря кому я вернулась. Вот кому я по-настоящему дорога!  

– И много людей об этом знают?  

– Немного: Гера, её окружение, я и теперь ты. Ты ведь меня не выдашь? – вдруг обеспокоился он и начал озираться по сторонам. – я обещал Леру молчать, он только вчера мне в этом признался, тоже тяжело парню. Ты -то хоть психолога можешь посетить, а ему запрещено. Нельзя, чтобы в Геразисе узнали, что кто-то осмелился взбунтоваться.  

– Тогда почему он мне не рассказал?  

– Я этот же вопрос ему задал, на что он ответил, что не хочет тебя лишнему риску подвергать.  

Я снова вспомнила про 113-го: 

– Почему попросил вытащить только меня, почему не нас двоих?  

– Ты это про кого?  

– 113-й остался на Земле, из-за меня.  

– Так ведь он здесь.  

– Как здесь?  

– Когда прилетел корабль, сразу все знали, что вызволили с Земли двух потеряшек, тебя и одного из воинов. Ты проходила обследование в женском мед отсеке, а он в мужском.  

Так его тоже спасли! Почему мне не сказали? Почему меня всегда держат в неведении? Хотя, у меня появились сомнения:  



Ирина Андреева

Отредактировано: 09.05.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться