Град небесный

Размер шрифта: - +

Глава вторая, в которой выясняется, что огонь способен не только уничтожать следы, но и создавать их.

Москва, 10 марта 2016

 

Давящее чувство присутствия чего-то злого не оставляло. Тьма вокруг не позволяла увидеть хоть что-то, но я привык доверять своей интуиции. И в данный момент ничего хорошего она мне не сообщала.

Если оказался в темном помещении, нужно медленно, держа руки перед собой, дойти до ближайшей стены, а затем двигаться в произвольно выбранном направлении вдоль нее или ориентироваться на сквозняк. Движение воздуха - самый надежный источник информации.

Но здесь не было ни движения воздуха, ни блика света, ни малейшего шума. Только тьма. Я вытянул руки и медленно двинулся вперед, чувствуя, что приближаюсь к чему-то такому, к чему мне совсем не хочется приближаться. Мой страх усиливался и быстро превратился в панику. Вместо того, чтобы продолжать движение в выбранном направлении, я заметался по помещению, ощущая, как невидимые стены сдвигаются, стремясь превратить мне в месиво из мяса из костей, лишить способности мыслить и, следовательно, существовать. Понимая бесполезность любых метаний, я встал на месте. В этот момент что-то шершавое коснулось моей щеки. Издав даже меня самого испугавший крик, я дернулся в сторону, больно ударился головой и почувствовал, что мир вокруг рассыпается на части.

Первым, что я увидел, проснувшись, была Роза, с жалобным мяуканьем шарахнувшаяся в сторону и тяжело плюхнувшаяся с кровати. С минуту мы недовольно смотрели друг на друга - я, пытаясь проснуться, она - в тщетной попытке понять, что за двуногий психопат так реагирует на попытку улечься с ним рядом. Ее хозяйка, шестидесятипятилетняя вдова то ли бизнесмена то ли вора в законе, на две недели улетела на Бали, оставив мне это восьмикилограмовое чудо природы с абсолютно не подходящим цветочным именем. В очередной раз доказав превосходство кошачьих над приматами, Роза очнулась раньше и, возмущенно мяукнув, отправилась по своим делам. Я приходил в себя еще пару минут, глядя, как мрачный мартовский рассвет проникает сквозь шторы и рисует сюрреалистические образы на потолке. На часах было пять минут седьмого, и до звонка будильника оставался еще час, но я понял, что заснуть не получится. Попытка вспомнить, что мне снилось, была, как всегда, обречена на неудачу.

- Мяу, - робко сказала Роза, выглядывая из-за двери, ведущей в коридор. До меня дошло, что вчера я в очередной раз забыл налить ей воды.

Чертыхнувшись, я заставил себя сползти с кровати и проследовал на кухню. Выполнив все необходимые процедуры в отношении нежданного питомца, я позволил себе заняться собой. Зарядка, душ, завтрак и чашка зеленого чая смогли немного примирить меня с действительностью. Роза меня явно простила и даже позволила себя погладить. Что поделаешь - у меня домашних животных никогда не было, о чем я честно предупредил Элеонору Николаевну. Но если кто-то вбил себе в голову, что ты идеально подходишь на какую-то роль, разве можно переубедить его, взывая к такой непопулярной вещи как логика?

- Не переживай, цветочек, - по возможности ласково сказал я, выходя из квартиры, - хозяйка вернется уже завтра и продолжит тебя откармливать.

Кошка посмотрела на меня с какой-то светлой есенинской грустью и уселась на пороге, как бы имея в виду, что будет ждать меня на этом месте столько, сколько потребуется. Как же, знаем мы вас.

В это раннее время в гараже был был только я и какой-то юноша младше меня лет десять. Он презрительным взглядом смерил мой старенький “Поло” и демонстративно крутанул на пальце брелок от какого-то невероятного болидообразного транспортного средства, на котором явно только что приехал с какой-нибудь вечеринки. Поймав мой взгляд, он, правда, немного успокоился и отвел глаза. Ну и черт бы с ним. В конце концов я тут уже десять лет живу, могли бы и попривыкнуть.

Я выехал на Ленинградку и, нагло нарушая скоростной режим, помчался в сторону центра. В начале седьмого утра город еще пытается вытащить себя из миллионов кроватей, заваривает сотни тысяч кружек кофе разной степени паршивости, скрипит, кряхтит и готовит себя к новому дню. Я люблю это время. Можно мчаться куда захочешь, не чувствуя на себе раздраженные взгляды тысяч, застрявших как и ты в мертвых пробках водителей, недовольных своей жизнью, работой, семьями и всем вытекающим.

В тоннеле у Маяковской была авария. Огромный “Линкольн Навигатор” - господи, ну зачем такой в Москве - попытался взять штурмом “Газель”. Дикий взаимный мат проникал сквозь безнадежно устаревшую звукоизоляцию моего авто.

- Развелось же вас, ублюдков! - орал одетый в отличный костюм водитель “Линкольна” маленькому таджику. Тот пытался не остаться внакладе, но плохое знание русского языка давало его противнику ощутимую фору.

Протолкавшись мимо них, я развернулся, выехал на Садовое и уже через пять минут въезжал в ворота нашей легендарной конторы. Сержант, не решаясь по утренней холодрыге вылезти из своей будки, приветственно махнул мне рукой. Припарковавшись, я вошел в здание и поднялся на шестой этаж, мельком глянув на наручные часы.

- О, Олигарх приехал.

Я криво улыбнулся и пожал руку Петру. Маленького роста, с вечно сияющей белозубой улыбкой, он считался одним из лучших оперов убойного отдела или, как его любовно называли как работники, так и гражданские “убойки”.

- Твои слова да Богу в уши, - изобразив тяжелый вздох, ответил я.

- Неужели судьба наконец отвернулась от тебя и послала молнию, спалившую до тла твой дворец, о богатейший? - не успокаивался Петр.

- Твои молитвы пока не были услышаны, о первый из моих завистников, - в тон сказал я.

- Ну, рано или поздно…, - он назидательно поднял указательный палец вверх.

- Да не переживай ты так, - засмеялся я. - Все равно съезжать через два года.

- Алекс, привет, - робко улыбнулась мне Оля.

- Привет, - рассеянно сказал я. Черт возьми, как она умудряется так выглядеть в семь утра?! С Олей нас связывали уже почти три года работы и несколько совместных дел. Высокая, безумно красивая девушка перевелась к нам летом 2013-го. За первый месяц работы она стала виновницей нескольких драк среди сотрудников и доброй дюжины пари на то, сколько она тут продержится, причем никто не был готов ставить больше чем на пару месяцев. За эти месяцы мы выяснили, что, помимо неземной красоты, она обладает четким логическим мышлением и просто звериной интуицией. А за последующие годы не раз были благодарны судьбе за то, что послала нам такого коллегу. Правда понять мотивацию женщины, способной разбить сердце самого искушенного ловеласа или избалованного миллиардера, но выбравшей работу в самом тяжелом и “неденежном” отделе Петровки 38, понять никому из нас так и не удалось.



Кирилл

Отредактировано: 06.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться