Графиня берет выходной

Размер шрифта: - +

Генрих

Генрих Истербрук несся по коридору, не замечая ничего вокруг. Пальцы его судорожно впились в узел галстука, расслабили его и сорвали с шеи ненавистную удавку, отбросив в сторону за ненадобностью. За галстуком прочь последовали и верхние пуговицы рубашки, мешавшие дышать полной грудью.

Земля уходила из-под ног, а в груди зияла черная дыра, пожирая Генриха изнутри. Если бы кто сказал, что ему может быть так плохо из-за женщины, он бы ни за что не поверил, рассмеялся в лицо.

Но сейчас ему хотелось все крушить и сметать на своем пути, чтобы сбросить пар и расслабиться. Ну а больше всего на свете он желал набить аристократическую морду маркизу Маскотту. Это было бы самой сладкой наградой.

– Тупой лощеный хлыщ, – ненавистно выплюнул мужчина себе под ноги.

Черт дёрнул его пойти вслед за женой. Как же, в ее глазах блестели слезы, и он, точно глупый мальчишка, поспешил утешить ее. Сам довел, сам утешил – самостоятельный, все вполне логично. Вот только в его обществе Диана не нуждалась. Она вообще никогда в нём не нуждалась. На первом и единственном месте, пьедестале ее девичьих грез, был только светский франт Иен Аберкорн маркиз Маскотт.

Генрих влетел в свою приемную и в сердцах со всей силы хлопнул дверью, представляя, что в дверном проеме застряла голова маркиза. Было бы здорово, но нет, мечтам не суждено сбыться.

– О! Сэр, – пискнула Наташа, нервно подскакивая на своем месте, – желаете чай, кофе? – голос ее дрожал, до того грозный вид был у Генриха, но обязанности свои она выполняла исправно.

– Нет, спасибо, – скривил лицо мужчина, – Если кто меня будет спрашивать, скажи, что я не принимаю.

– Так точно, сэр, – кивнула девушка и выдохнула с облегчением, когда за шефом захлопнулись двери кабинета.

Генрих пинками откатил кресло к самому окну и устало развалился в нем, забросив ноги на подоконник.

Развод. Хотел ли он его? Нет, конечно же! Его все устраивало, даже больше, чем устраивало! Он и не помышлял ни о каком о разводе, пока его ушей не коснулся разговор жены с подругой в тот злосчастный день, когда он забыл документы дома, и ему пришлось вернуться без предупреждения.

Генрих запустил пятерню в волосы и до боли сжал их в кулак.

– Идиот, – резко подскочил он на ноги и стукнул кулаком по подоконнику.

Впервые в жизни он пошел на поводу у эмоций. Услышал, что Диана хочет иметь возможность всё изменить, и он решил дать ей такой шанс. Позволил себе сиюминутную слабость. Не подумал, не взвесил, поступил совершенно несвойственным ему образом. И никак не мог ожидать, что жена его согласится столь быстро и безропотно, будто всю жизнь только и ждала этого предложения.

В спешке подписала документы и уехала в закат. Вот только вопрос, уехала одна или с мозгляком Иеном?

Новый удушливый приступ злости схватил Генриха за горло. Он подошёл к столу и принялся пролистывать документы по разводу. Интересно, если он изорвет их в клочья, а потом спалит дотла, это исправит ситуацию?

Ответ Генриха не радовал, поэтому он просто сгреб все бумаги в верхний ящик стола до лучших времен, когда будет способен трезво мыслить.

Была еще одна вещь, которая выворачивала его на изнанку – мужчина не понимал, где совершил просчет. Странности в поведении Дианы обнаружились еще во время благотворительного вечера, тогда Генрих предположил, что все дело в колье из розовых бриллиантов, которое он не выкупил на торгах. Ему казалось, что Диана не в восторге от слишком броского украшения, но почуяв неладное, сразу же принялся исправлять ситуацию. Задержался на вечере под предлогом игры в вист и, стоило Диане сесть в машину, сразу же кинулся на поиски промышленника, который купил лот. Быстро нашел с ним общий язык, предложив небольшую компенсацию в счёт причиненных неудобств, и колье было у Генриха в кармане.

А что, если колье здесь совершенно ни при чем? Тогда в чем дело? Генрих еще раз принялся прокручивать в голове события того вечера.

До начала танцев все шло хорошо. Не могла же Диана обидеться на то, что он не пригласил ее на первый танец? Глупости. Она отправилась в дамскую комнату, а его отвлекла графиня Сомерсет, да так хорошо отвлекла, что он упустил жену из виду и заметил только Наташу, выходящую из дамской комнаты.

– Ты не видела, Диану? – сразу же поинтересовался он у своего секретаря и только после этого заметил, что лица на ней не было.

– Н-нет, в туалете никого не было, я там была одна. Точно вам говорю, сэр, – сразу же откликнулась девушка.

Генрих знал, что это совсем не его дело, но иначе поступить ему не позволяла совесть:

– Наташа, что-то случилось? Тебя кто-то обидел? – отвел он ее в сторону.

Наташа попросила шефа достать пригласительный билет на благотворительный вечер, Генрих, конечно же, предупредил, что высшее общество не всех встречает с распростёртыми объятиями, но иных причин для отказа не нашел, тем более у Николаса имелся свободный билет.

– Н-нет, сэр, все в порядке! – чуть ли не плача убеждала его она. Получилось до того неестественно, что Генрих закатил глаза.

– Я жду.

– Мистер Истербрук, это мои личные проблемы, – насупилась девушка, – Но вы были правы в одном, это была глупая затея с приглашением. В следующий раз обязательно воспользуюсь вашим советом и буду сидеть дома, – клятвенно заверила Наташа, и у нее даже получилось выдавить из себя жалкую улыбку, – Я уже такси вызвала.

– Как знаешь, – пожал плечами Генрих, не считая нужным вдаваться в подробности, – Но от меня ни на шаг. Поняла?

– Так точно, сэр, – живо кивнула девушка и положила руку на предоставленный ей локоть.

Диана нашлась довольно быстро, в компании маркиза Маскотта. Она стояла и смеялась над его несмешными шутками. Еще тогда Генрих ощутил редкостное раздражение и всю неправильность ситуации, но сейчас он видел в общении Дианы и Иена двойное дно, ему даже стал мерещиться заговор за спиной.



Екатерина Павлова

Отредактировано: 08.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться