Графиня для Герцога или Не бойся обжечься!

Font size: - +

Глава 11. Разговор

За ужином я практически ничего не съела. Рука до сих пор ныла от хлесткой пощечины, будто сделала это только что, а не два часа назад, покинув зарвавшегося Северуса. Аппетит напрочь пропал, когда Арэль поинтересовался моим самочувствием:

– Ты бледна и расстроена, кто посмел обидеть тебя? Хотя, можешь, не говорить, я и так знаю, кто повинен в этом, – мужчина сильно сжал челюсти, а я держалась из последних сил, чтобы не разреветься.

– Прости, я так обрадовалась, что все обошлось, и не смогла совладать с эмоциями, – соврала я, пряча стеклянные глаза за опущенными ресницами. То, что я увидела в омуте памяти Северуса повергло меня в шок.

Мне стало понятно, отчего герцог так люто ненавидит нашу семью, и, в тоже время, не могла поверить, что моя мама, на протяжении длительного времени обманывала папу и встречалась за его спиной с отцом герцога. Из-за их тайной связи покончила с собой герцогиня де Мортемар, которая не смогла простить измену любимого мужчины. А знал ли мой отец об этом? А сестра?

Разумом я понимала, что семьи знатных родов редко заключали брачные союзы по любви, зачастую только по расчету, но мне от этого легче не становилось. Ведь я росла, пусть недолгое время, в любви и заботе. Так мне казалось. А сейчас этот сосуд светлых воспоминаниях опустел и разбился вдребезги, без возможности что-либо восстановить. Я поняла… любовь. Ее нет. А если и есть, то, явно, покрыта паутиной лжи и тайн, и, при снятии этих ширм, причиняет невероятную боль, которая сломает тебя, как разрушительный ураган, вырывающий с корнем вековые деревья и оставляющий после себя лишь груды мусора.

Все! Не выдержу больше. Не смогу…

– Приношу свои извинения, но вынуждена покинуть тебя. Неважно себя чувствую, - голос дрогнул. Непролитые слезы просились выйти наружу.

Я убрала салфетку с колен, встала, выказала уважение хозяину дома и покинула обеденную залу, так и не притронувшись к десерту.

Зайдя в комнату, повернула ключ в замке и, прижавшись спиной к двери, сползла вниз, обнимая колени. Боль, терзавшая сердце, текла по ресницам крупными градинами.

Спустя час, служанки подготовили ванную и удалились по моему требованию. Не хотела, чтобы кто-то видел мои стенания.

Сладковатые ароматы эфирных масел расслабляли и настраивали на уединение с собственными мыслями. Я сделала глубокий вдох, и вода скрыла мое лицо за пышной пеной. Закрыла глаза, обдумывая, как мне поступить.

Я потеряла счет времени, находясь в размышлении, пока не услышала сквозь толщу воды приглушенные быстрые шаги, водная гладь колыхнулась. Чья-то рука резко погрузилась в воду, коснулась моей шеи. От испуга закричала и попыталась отбиться, ударив, по ощущениям, кого-то по лицу. Рывок, и я уже сидела, жадно глотая воздух и откашливаясь от мыльной воды, попавшей мне рот при сопротивлении.

– Ты в своем уме? – прорычал Арэль, больно вцепившись пальцами в мои плечи. – Утопиться решила?

Я похлопала глазами в недоумении, всматриваясь в бледное лицо мужчины, кончики его мокрых волос превратились в иголки, а влажные капли блестели бисеринами на скулах и губах. Боже мой! Какой стыд!

– Что? Ничего я… - моя растерянность переросла в злость. Почему я должна оправдываться? – Это я у тебя хочу спросить? Ты в своем уме? – закричала я, прикрывая наготу руками. – Как ты можешь врываться в купальню к незамужней титулованной особе? Я похожа на куртизанку, раз вызвала подобное отношение к себе? Завтра весь город будет судачить о легкодоступности юной графини. И как прикажешь, мне потом доказывать свою непричастность в содеянном, а слухи, да будет тебе известно, быстро разлетаются.

Я знала, о чем говорила. Слуги, народ любопытный, их никто не замечает, зато они все видят и подмечают, и, выйдя за пределы поместья работодателя, не прочь поделиться свежими сплетнями со своими знакомыми, а те со своими, и так, новости разлетаются, как пожар на ветру.

– Какая куртизанка? О чем ты? – недоверчиво спросил Арэль, а после тяжело выдохнул и прижал к себе, слово боялся, что я вот-вот испарюсь. Я окаменела. Внутри меня натянулась струна.

– Служанки прибежали, заикались и испуганно верещали, что не могут дозваться тебя уже полчаса. А ты в ванной. Одна. Я подумал, что Севереус позволил себе лишнего, ведь на тебе не было лица после вашей встречи.

– Я не собиралась причинить себе вред, даже и мысли такой не было. С чего ты вообще решил, что я могу…

– Однажды, я уже подобное видел, - грустно произнес мужчина, уткнувшись лбом в мое плечо. Я чувствовала, как колотится его сердце, впрочем, как и мое.

– Арэль, я прошу тебя покинуть купальню, - переведя дыхание, сообщила я, как можно спокойнее, но мужчина приклеился ко мне и не желал отпускать.

– Арэль?! – осторожно позвала я, боясь пошевелиться.

Мужчина не ответил, его будоражащее дыхание опаляло мою шею.

– Арэль! – прикрикнула я. – Немедленно. Покинь. Эту. Комнату.

Мужчина отстранился, тяжело дыша. Зрачки его глаз расширились и почти полностью скрывали изумруды радужки. Он странно смотрел на меня. А я вспыхнула, как факел, дрожа всем телом.



Key Fox (Кей Фокс)

Edited: 21.10.2018

Add to Library


Complain