Гралия Том I

Размер шрифта: - +

Часть II Глава 4. Заговор

Глава 4. Заговор

Плетет паутину паук-шелкопряд.

Полоски-лоскутики лягут в ряд.

Он ждет появления мошки одной,

Что жертвой вдруг станет его роковой.

Но ветер подул, и бежит шелкопряд,

И нити теперь уже в небе парят.

 

Теберон проснулся лишь для того, чтобы переместиться в раторк, где после очередного снадобья он погрузился в сон. Калии рядом не было, узнавать, где она, у него сейчас не было ни сил, ни желания.

«Пусть будет как есть, – решил он для себя, – мне нужны силы, а значит, нужно больше спать».

Проснулся он уже ближе к утру. В раторк заглянул Тоэл и сообщил, что они рядом с заставой. Керий с трудом, но уже самостоятельно поднялся на ноги и вышел на свежий воздух. Снаружи стояла охрана – десяток конных воинов из «золотых псов». Свет от их факелов был слаб, от него только сгущалась темнота вокруг людей. Лошади переступали с ноги на ногу, из их ртов вырывался пар, который облачком поднимался вверх. В лицо ударил легкий, свежий предрассветный ветерок. Небо еще было темно, но на востоке, там, где возвышались хребты Твалирона, уже брезжил рассвет. Это как раз за стенами заставы Кембри, бастионы которой сейчас были практически неразличимы.

Мимо его свиты проходили бойцы-пехотинцы. У некоторых из них в руках были факелы, которые подсвечивали их небритые бледные лица. Они брели сквозь мрак, будто призраки, подчиняясь приказам своих командиров, звучащим откуда-то из темноты. Некоторые из проходящих украдкой поглядывали в сторону Теберона. То были взгляды уважения и восхищения.

Теберону вспомнился тот день, когда он в числе многих своих собратьев по оружию проходил по узким извилистым улочкам заставы, чтобы оказаться перед воротами «Плача», через них ушло в пески и не вернулось бессчетное число людей, многих из которых некому оплакивать. Только роса, что выступает утром на каменной кладке, как слезы плакальщиц, стекает вниз на песок. Ворота «Плача» расположены в основании башни «Последняя надежда». Ее назвали так не случайно, именно под этой башней находятся катакомбы, в которых содержатся заключенные, приговоренные к смертной казни, чей приговор был отсрочен. А для идущих в пустыню это было последнее строение, которое им довелось видеть, последняя надежда на то, что ты защищен. Ворота в башне были самые широкие, и когда подходишь к ним, то кажется, что тебе предстоит пройти в пасть дракона. Туннель сквозь башню – всего локтей сорок в длину – похож на глотку огнедышащей твари, а когда оказываешься за воротами, тебя потрясает бескрайний простор пустыни, лежащей перед тобой. Она будоражит воображение, восхищает, но, вместе с тем, и пугает.

Теперь им предстояло вернуться домой, проехав обратно через ворота «Плача». Вот только, если верить словам Т'Арка, никто не спешил им их открывать.

– Что нового? – спросил Теберон. – Как прошел переход?

Тоэл немного поежился.

– Нового немного, мой зерт. Переход прошел успешно. Основные конные силы еще не прибыли, они должны подойти в первые часы после рассвета. Т'Арк отправил гонцов, чтобы возвестить о нашем прибытии и согласовать время переговоров, хотя, думаю, нас уже приметили.

Немного помедлив, Тоэл добавил:

– Да, и вот еще что. Дезертиров тут поблизости наши разведчики не нашли.

На востоке становилось все светлее. Из темноты ночи стали проступать силуэты башен Кембри. Их было восемь больших и шестнадцать малых. В одной большой и двух малых располагались ворота. Пехотинцы перестали проходить мимо. Закончилась перегруппировка войска. Как таковой лагерь разбивать не стали. Просто люди расположились в три линии – лучники, копейщики и мечники, они не стояли в боевом порядке, а расселись на песке, набираясь сил после перехода. Всех их мучила жажда.

– Нужно напоить людей, – тихо сказал Теберон.

Тоэл почесал подбородок.

– Да, конечно, чью воду будем отдавать им, коней, раненых или высокородных?

– Мою как зерта. Мою, Тоэл. Займись этим немедленно или поручи кому-нибудь. А еще приведи ко мне Т'Арка и Калию.

Врач с явной тревогой на лице посмотрел на Теберона, но, видимо, не увидев ничего подозрительного, просто поклонился в знак понимания и согласия, после чего скрылся в предрассветных сумерках.

Теберон оперся на колесо раторка. Стоять становилось тяжеловато. Вроде бы правильнее было вернуться внутрь, но ему не хотелось этого делать, так как в легких не хватало воздуха, а глазу – открытого пространства, хотелось видеть людей. Сейчас Керию было одиноко как никогда. Именно это чувство пронизывало его. Так зачем же было ему скрываться от людей в раторке? Хотя, если говорить начистоту, и тут, среди людей, он чувствовал себя одиноким, будто чужой, словно не ему были подчинены все эти воины.

«Что же нужно Тагифу? – размышлял Теберон. – Почему он не пропускает нас? Возможно, он заодно с восставшими близ Гралии разбойниками и рабами? А может, это не простой бунт, а спланированная диверсия Островной Гралии? Кто сейчас даст ответ? Кто знает?»

Время тянулось безумно медленно. Он вернулся в раторк. За окном мгла начала сменяться сумраком, именно тогда в раторк вошел Т'Арк. Он тяжело дышал и явно, хотя его лица не было отчетливо видно, был раздражен. Однако заговорил Т'Арк спокойным тоном:

– Я прибыл по вашему повелению, мой зерт.

Теберон понимал, что сейчас не до разговора по душам, но начал с личного:

– Ответь мне. Ты обо всем рассказал на совете или есть что-то, о чем умолчал? Я понимаю, что на месте своего зерта тебе хотелось бы видеть кого-нибудь еще, а не меня, ведь мы никогда не были друзьями. Однако, чтобы управлять, следует все знать.



Кожуханов Николай

Отредактировано: 15.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться