Гралия Том I

Размер шрифта: - +

Часть II Глава 13. Все сон

Глава 13. Все сон

Проснулся я в поту холодном,

Приснилось мне, что счастлив я,

Что нет печали беспросветной

И что любим, что нет вранья.

Как тяжело, увидев сон,

Вернуться в суетный свой дом.

 

Теберон ехал в авангарде армии Гралии. Справа от него была Калия, слева Т'Арк, где-то далеко в арьергарде следовал Таск Саваат. За спиной Керия ехал его знаменосец, им на сегодня был Олий, верный командир его дяди. Конница обогнула ближайший перелесок и оказалась возле Лысых холмов, от которых начинался спуск к северному земельному тракту, пролегающему в низине. Пришло время боевого перестроения и пламенных речей.

– Приступайте, – скомандовал Керий, обращаясь к Т'Арку.

Т'Арк стал раздавать распоряжения. Калия отправилась к своему отряду. Сейчас все было просто и ясно. Теперь нельзя повернуть, выбор уже сделан.

За прошедшее с момента выступления от стен Кембри время произошло многое. Когда Калия уехала в разведку, он не был уверен, что она вернется, но судьба распорядилась иначе. Девушка возвратилась, прибыв в назначенное время в условленное место. Калия, как надеялся Теберон, сумела смириться с существующим положением дел. Он говорил с ней один на один в его личном шатре, сразу по ее возвращении, глядя глаза в глаза, душа в душу. При таком общении невозможно солгать или утаить правду. Внешне Калия смирилась с тем, что она друг, и от этого становилось немного легче. Друзья – и не более.

Подруга принесла плохие вести. Хорошо вооруженная повстанческая армия, именовавшая себя освободительной, возглавляемая каким-то горцем по имени Кан, стояла на подступах к Гралии, взяв столицу в кольцо, намереваясь атаковать ее с севера. Керий не пытался разузнать, как ей удалось получить столь важные и подробные сведения о противнике и его планах, он просто верил ее словам. Опасное дело верить, но без этого никуда. Риск оправдывал себя. С полчаса тому назад вернулись дозоры, которые сообщили, что в лесах с севера готовятся к атаке крупные силы противника. У них есть тараны и сборные лестницы, осадные башни и даже катапульты. Выходило, что Калия говорила истинную правду. Теберон отправил новых дозорных, сейчас они прятались где-то среди густой травы на Лысых холмах, ожидая, когда противник начнет атаку и увязнет в ней. Именно тогда следовало начать конный сход, чтобы разбить восставших и заполучить живым или мертвым их вождя.

Другие новости, сообщенные Калией, были нестерпимы до слез. Родовое поместье Кериев сожжено, а двор залит кровью, что не смогли смыть даже проливные зимние холодные дожди, зачастившие в Гралию в последнее время. Живы или нет его родители, Калия не знала, а незнание хуже любой горькой правды.

Увидев мучения Теберона тогда в шатре, Калия встала, подошла к нему и просто обняла его, пытаясь успокоить и поддержать.

Были и другие невзгоды и тревоги, что одолевали Теба. Керий, следуя через земли гарлиона Грилот и храмовую столицу Гралии Драхмаал, столкнулся с необъяснимым для него поведением жрецов и храмовой прислуги. Они не просто опасались армии, они бежали от нее, как от огня, как от противника. Вначале он списывал это на страхи столкнуться с разбойниками. Потом, когда даже военные дозоры Грилота, видя стяги Гралии, начинали бежать, Теберону стало совсем не по себе. «Как же так, ведь мы же на одной стороне?» – размышлял он. Еще тяжелее стало, когда они задержали семью нерасторопных сельчан одного из вартов, которые теперь пустели при приближении войск. Люди не смотрели на Теберона, пряча свои лица, опуская глаза, падали на колени и просили их пощадить, просили, обращаясь к Керию и именуя его не иначе как «демон». Некоторые братья по оружию чуть было не растерзали глупцов прямо на глазах у Теберона, но он остановил бесчинство. Почему его считали демоном, Керий не знал и ответа на свой вопрос так и не получил. Тревожило воспоминание о странной посланнице от жрецов, которая хотела ему смерти, заставляло беспокойно оглядываться, присматриваясь к верным ему подчиненным. «Почему меня называют «демон»? Почему считают, что я – погибель для Гралии? Я же жизнь отдам ради нее, ее славы, долголетия и покоя».

Была и положительная сторона от опустения вартов и храмов. Всегда можно было взять в них еду, сменить уставших лошадей, найти прибежище для ночевки. Это можно было бы назвать мародерством, но регулярная армия Гралии спешила к столице, чтобы спасти ее, а значит, все средства были хороши.

С содроганием в сердце Керий вспоминал, как они проезжали мимо Драхмаала. Жрецы и местные жители закрывались в храмах, из которых слышались мольбы к богам, когда войска проезжали мимо них. Драхмаал нельзя назвать гарлионом, у него нет стен. Он состоит из отдельно стоящих храмов, которые расположены на удалении друг от друга, вокруг них возникают стихийные постройки людей, работающих на жрецов. Воины, видя пренебрежение к своему зерту, все же не выдержали и выпустили пар, разрушив брошенный второпях храм бога морей Тоанорана.

А вот переправа по мосту через Анарикор, которой так боялся Теберон, оказалась вполне безопасной. Ширина моста позволяла проехать рядом только трем всадникам, не каждый раторк мог проехать по нему. На нем можно было оставить засаду. Небольшое число пеших копьеносцев и два десятка лучников могли скосить многих. И этого вполне можно было ожидать, видя, как Керия встречают в западных владениях Гралии. Но вышло совсем иначе. Дозор, высланный вперед, доложил, что мост не охраняется, и армия успешно перешла на противоположный берег. Керий до последнего сомневался и ждал от тишины и спокойствия какого-нибудь подвоха, но все обошлось на этот раз, все остались живы и здоровы. Для охраны моста Теберону пришлось выделить часть людей, так как пехота шла с отставанием.



Кожуханов Николай

Отредактировано: 15.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться