Гралия Том I

Размер шрифта: - +

Часть III Глава 1. Кто ты?

Глава 1. Кто ты?

Жизнь, словно гонка, где финиш, ты знаешь.

Вот ты средь первых, а вот догоняешь.

Мощный рывок, и ты добежал.

В сердце ударил острый кинжал.

 

19 день зимы 1203 года подходил к концу. Таск провожал тоскливым взглядом Ченезара за горизонт, сидя на коне. Погода в начале зимы была переменчивой. И если этим утром было еще тепло, особенно в стенах гарлиона, то уже после обеда резко похолодало. Но сейчас дневной пронизывающий холодный ветер стих и безбрежное травяное море перестало колыхаться. Таск очень устал, все тело затекло от долгой скачки, лошадь была на последнем издыхании, но приближение ночи не сулило отдыха. Саваат в числе других конных ехал в отряде, который преследовал мятежников, подозреваемых в убийстве матери великого гарла Гралии. Случившееся за минувшие дни было настолько нереально и произошло так быстро, что не укладывалось в голове.

После того, как армия Гралии вернулась и победоносно разбила восставших под стенами столицы, было организовано преследование мятежников, которые бежали в Весларский лес. Но не успели его толком начать, как поступил другой неожиданный приказ, вернуться в Гартонир – постоянное расположение гральской армии внутри гарлиона. Что и сделал Таск, возглавлявший один из отрядов преследования. Он хотел поскорее увидеться с Тебероном, узнать, что случилось с Калией, во время боя до него дошли слухи, что она серьезно ранена. Но уже на подъезде к столице Саваат стал узнавать от своих собратьев по оружию совсем иные известия – Керий пропал без вести на поле боя, потом – Теберон объявлен изменником и убит, каждое новое сообщение было тревожнее и неправдоподобнее предыдущего. Оказавшись в расположении армии внутри столицы, его отряд тут же разоружили кануты и предписали им направиться в Гартонир. Прибыв на место, их снова встретили кануты. Таска в числе других высокородных и младших зертов сопроводили в зал советов Гартонира, запретив покидать здание, в котором он располагался. Никто из соратников Саваата не понимал, что происходит.

– Нас что, посадили под стражу? – первым озвучил то, о чем все думали, Каиль Хоил, почесывая свою лысину.

– А на что это еще похоже? – с издевкой отвечал Кеслон Атои. – Чувствую, не поеду я теперь в ближайшее время погостить в имение к отцу.

Армия находилась в южной части гарлиона. Ее расположение было обнесено каменной стеной в четыре локтя, на которой почему-то вместо обычной внутренней стражи из числа армейских была выставлена вооруженная стража гарлиона, при этом лица охранявших и их оружие были направлены на находившихся внутри людей. Из этого следовало, что армия Гралии была в полном своем составе обезоружена и помещена под стражу. Особо охранялось здание, где был зал советов. Его стражи окружили кольцом в два ряда. Однако, как подметил Саваат, среди тех, кто оказался под охраной, не было Т'Арка и других «золотых псов», что шли плечом к плечу с ними в недавнем походе в западную пустыню. Поэтому надежда на то, что их освободят, еще теплилась в сердце Таска.

– Кто что-то знает о судьбе Теберона Керия? – наконец осмелился задать мучивший всех вопрос Олий.

– Его убили, – сказали разом два голоса, но тут же другие из присутствующих в зале советов запротестовали:

– Нет, он схвачен и заключен под стражу! Керий от тяжелого ранения лишился рассудка…

– Я спросил, кто знает, а не слышал что-то от кого-то?!

Теперь все молчали. Таску тоже нечего было сказать.

– Понятно, – заключил Олий.

– Да чего тебе понятно?! – в сердцах бросил О'Рок. – Ничего никому не понятно. Только грязные слухи вокруг. Но я знаю только то, что Керий не предатель, а этот гарлион, да что там гарлион, вся Гралия обязана ему!

Многие из присутствующих одобрительно закивали головами.

– И вот что я вам скажу, – ударив себя в грудь, пробасил О'Рок. – Если с Керием что-то не так, то кто-то за это поплатится. Ой, как поплатится! Надо идти к гарлу и разбираться! Только он в силах казнить и миловать.

В этот момент пламя гнева охватило зертов. В едином порыве они могли совершить необдуманный поступок, но их пыл остудил все тот же Олий. Он вышел вперед, растолкав стоящих перед ним, и выкрикнул:

– А ну стой, тише! Вы кто, зерты армии Гралии или торговцы на базаре! Вы чего удумали! Жить надоело?! Раз никто ничего не говорит, то это значит, есть на то причины! Разберутся! Скажут! Поживем – увидим! Но если сейчас мы выйдем из расположения и что-то предпримем, то не поживем и ничего не увидим. Мертвецы не живут, не видят и не слышат, они мертвы.

Запал зертов как-то разом сошел на «нет».

В тяжелом ожидании прошло два дня. Стража не говорила с заключенными. Им только передавали еду. О Керии узнать ничего не удалось. Но из того, что удалось услышать от собратьев по несчастью, собравшихся в зале советов, можно было заключить, что ничего хорошего с Тебом не произошло: или он уже мертв, или обвинен в измене великому гарлу, а за это полагалась смерть. И вот настал 19 день зимы 1203 года. День казни мятежников.

Ближе к полудню эхо трубного призыва докатилось до расположения армии Гралии и, проникнув через открытые окна зала советов, заставило всех насторожиться.

– Это с площади Правосудия! – с тревогой в голосе предположил Кеслон Атои.

– Похоже на то, – подойдя к окну и всматриваясь в видневшиеся из-за домов шпили Яилитсаба, подтвердил предположение Олий.

– Хорошо, что трубят не по наши души, – заметил Каиль Хоил, опять высказав вслух то, о чем думали все. – Кого-то сейчас казнят.



Кожуханов Николай

Отредактировано: 15.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться