Гралия Том I

Размер шрифта: - +

Часть III Глава 4

Глава 4. Посмешище

Посмейся, зритель, надо мною,

Пришла пора веселым быть.

Я унижаюсь, чтоб героем

Смог ты, смотрящий, раз побыть.

 

Таск сидел и ожидал, когда великий гарл соизволит его принять. В огромном зале, кроме него, никого не было. Алеан Леоран не спешил, Саваату ничего не оставалось, как терпеливо ждать, когда же его пригласят. После недавней неудачи, постигшей его, он был морально раздавлен. Так глупо попасть в плен, потерять весь свой отряд. Как ему теперь смотреть в глаза своим братьям по оружию. На нем же пятно позора.

«Да уж, Теберон точно не попал бы в такую глупую ситуацию! Он бы нашел выход, всегда же находил. Но я не Теб, я не герой, а простой человек. Что может такой, как я? Да ничего. Это герои держат на своих плечах небосвод, а человеку бы голову на плечах удержать и то хорошо!»

Весь обратный путь из лагеря мятежников в столицу его вели – на небольшом расстоянии по бокам от него постоянно ехали несколько конных разъездов мятежников. Таск видел это и молился всем богам, каких смог припомнить, чтобы этот проклятый Чеар не передумал и не отдал приказ его убить или чтобы дарованная ему свобода не оказалась некой злой игрой, которая должна была закончиться у стен Гралии стрелой в спину. То ли боги его услышали, то ли и вправду Чеар решил его пощадить, чтобы младший зерт стал уроком другим, так сказать, в назидание, но в столицу ему удалось попасть без особых происшествий.

Хотя нет, было одно. Уже подъезжая к стене гарлиона, проезжая мимо Лысых холмов, там, где Керий разбил войско мятежников, неожиданно поднялся сильный холодный ветер. Таск, несмотря на свою теплую одежду, сильно замерз. Вместе с боевым духом и достоинством его покинула и сама жизненная сила. Ветер продувал его насквозь, пронизав Саваата своим холодным дыханием до самого сердца. В какой-то миг он подумал, что вот-вот оно остановится и превратится в кусок льда. Ветры зимы пришли в Гралию.

«Глупо получится, я проеду такой длинный путь, чтобы замерзнуть у финишной черты. Выжить в бою, чтобы обрести позор, а потом умереть, чтобы скрыть свое бесчестие. Хотя, возможно, это и не самая плохая развязка».

Но судьба была благосклонна к нему, и ворота распахнулись перед неудачливым зертом. Прием ему оказали не самый радушный. Как оказалось, не только его отряд попал в засаду.

– Да этот Чеар – сущий демон, – сообщил ему седовласый, с проницательным взглядом начальник караула северных ворот гарлиона, – перебил три наших кулака преследования, на их тела наткнулись жители из предместий столицы. Тебе, парень, повезло, ты первый выживший.

– Отлично, – машинально сказал Таск, – выжить – это же хорошо.

– Хорошо, говоришь, но это как сказать. А по-моему, это подозрительно.

Так, под пристальными взглядами, Саваату пришлось провести какое-то время, замерзая теперь уже в неотапливаемой надвратной башне, дожидаясь, пока не придут сопровождающие из расположения гральской армии. А они, как назло, не спешили. Его могли поместить в караульной, где было тепло, или у одной из жаровен, что горели на стенах, но такого снисхождения ему не оказали. Начальник караула словно знал, что произошло там, в лесу. Саваат не рассказал при разговоре всех подробностей, а просто в общих чертах описал засаду и то, что он был пленен и отправлен с посланием в столицу. Но от проницательного взгляда старого служаки нельзя было что-то утаить. В его взгляде читалось подозрение и, о ужас, презрение к выжившему.

Потом Таска ждала поездка по улицам Гралии, которые как-то разом посерели, стали пусты за то время, как Таск покинул столицу. Может, тому виной был невесть откуда нагрянувший холод, хотя еще пару дней назад было даже жарко. А может, причиной малолюдья был страх. Да, именно страх, который, как казалось Таску, источает каждый камень, лежащий на мостовой или в кладке дома. Страх перед чем-то ужасным, что притаилось в грядущем и ждет, когда настанет его время. Люди были напуганы и подавлены, пережив череду роковых событий, выпавших на конец минувшего лета и первые дни зимы.

Чернеющие провалы окон смотрели в спину Таску с укором, словно и они знали о слабости молодого высокородного. Саваат тогда во всем видел скрытый укор себе.

«Может, и к лучшему, что Теб мертв. Слухи же не возникают на пустом месте. Уж не знаю, за что его убили, по ошибке, услышав ложный донос, или Керий опять что-то выкинул эдакое, в своем духе, но он бы точно не хотел видеть меня сейчас, знай он всю правду о моей неудаче, – думал Таск Саваат. – Хотя в чем я не прав, что сделал не так? Не прав, что выжил? Я боролся, как мог, но проиграл, а потом судьба благоволила мне, боги решили даровать мне жизнь. Вот так все было. Что же мне после освобождения следовало свести счеты с жизнью? Нет. Это бы ничего не изменило. Так что все правильно, я все сделал и делаю правильно!»

В Гартонире ему пришлось рассказать все о неудачной погоне более подробно. Его слушали Олорил, Соил Терк и пара неизвестных Саваату зертов, они были не из регулярной армии. Таск утаил подробности случившегося, рассказав, что в лесу его отряд рассредоточился и только после долгого сражения он попал в плен.

– Значит, ты видел этого Чеара? Выходит, ты ближе всех подобрался к нему лично. Да, жаль, что тебе не удалось его убить. Тогда бы ты тоже пал, но стал героем, все лучше, чем вот так…

Таска сильно задели слова незнакомого зерта. Он не понимал, почему выжить и принести полезную информацию означает позор. Нет, внутри он осознавал, как все произошедшее с ним выглядит со стороны, но его сознание никак не желало мириться с таким взглядом на случившееся. Разум выискивал оправдания, строя замки из песка.



Кожуханов Николай

Отредактировано: 15.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться