Грань добра

Глава 3

Дорогие читатели!

От души благодарю за интерес к истории Клементии, за ваши звездочки и комментарии :)

 

***

 

Я подошла к двери, осторожно неся черничный пирог подмышкой, и пару раз постучала. Мои шаги заглушали звуки двора: блеяла коза за оградой и как-то особенно шумно вели себя куры. Кажется, в комнате никого не было, или Бран просто меня не услышал. Пользуясь недавним приглашением, я повернула ручку и прошла внутрь.

Едва не запнулась об оставленный в проходе кожаный мешок с чем-то твердым. Кто вообще носит камни в сумке? Подняла его, чтобы отдать владельцу вместе с гостинцем и прошла чуть дальше.

Из полутьмы комнаты до меня донесся звонкий смех моей сестрицы вперемешку с томным шопотом жениха. Он что-то рассказывал Беатрисе, она же напускала на себя явно обиженный вид, но не спешила отталкивать парня, который бесцеремонно хватал девицу за явно выступающие части тела.

- Неужели ты ревнуешь, душечка? - смеясь, спрашивал парень. - Не думай даже, Трис, мы просто обсуждали общие планы, не больше.

Сестра недоверчиво посмотрела на Брана, уже готовая поверить, но все еще капризничая. Она приняла вид оскорбленной добродетели, но все же никак не пресекала его домогательств.

- Неужели ты думаешь, что такая, как она, могла понравиться мне? - не унимался молодой человек. - Неужели я похож на мужеложца и польщусь на это щуплое существо, которое называется твоей сестрицей, когда рядом есть такая как ты?

Я почувствовала, как задрожали кончики моих пальцев. Не смогла определить, от гнева ли или от нанесенного мне оскорбления. Не могу также с точностью сказать, что руководило мной в ту минуту, но я, тихо прикрыв за собой дверь, направилась к огороду, отставив кипящие внутри эмоции для более подходящего момента.

Как я и ожидала, помимо растений, за калиткой я нашла инструменты для сада и средство против вредителей, в поисках которого я и пришла сюда. Щедро сдобрив черничный пирог угощением, я вернулась во двор и покрошила отраву курам.

Перед глазами стояли слезы и сцена моего унижения. Я вспомнила, как сестра собственноручно погубила мою Пеструшку, и теперь с каким-то совершенно садистским удовольствием мстила ни в чем не виновным животным.

Я помнила, с каким ужасом на меня смотрели госпожа Берта и моя мать, как сестра выкрикивала проклятия, прячась за спину женщин. Мне хотелось, чтобы такой же ужас она испытала сейчас, от которого ей не будет спасения. Я жаждала, чтобы она металась от страха, ожидая законной расплаты.

Как же я жалела теперь, что не могу по-настоящему отомстить ей и моему паршивому женишку, в которого едва не успела влюбиться по своей глупости и неопытности.

Если бы я могла, то стала бы той, кем меня втайне считали члены моей семьи, ведь недаром они приставили ко мне господина инквизитора для исправления.

Пирог закончился, и я отряхнула перепачканные в крошках и чернике пальцы, которые никак не желали становиться чище. Подбежала к кадке с водой, зачерпнула полный ковш и полила им себе на руки и на лицо. Ощущение, что темно-синий сок впитался в мою кожу, не покидало меня, и я, отбросив в сторону ковш, побежала домой, не оглядываясь.

Кажется, мои действия наделали шуму, потому что я спутанно помню шаги, тихий вскрик, проклятия. Все это потонуло в гуле в моей голове, которая отказывалась верить в произошедшее. Еще час назад я смотрела на свое отражение, сияя от переполнявших меня чувств. Сейчас же я увидела в зеркале перепачканную девушку с синими кругами под глазами, которая дрожащими пальцами впилась в умывальник.

В комнату прошла мать и застыла в изумлении на пороге.

- Что стряслось, милая? - спросила она, испуганно оглядывая меня с головы до ног.

Устало выдохнув, я пересказала ей увиденную картину, на что матушка лишь тихо вздохнула и обняла меня за хрупкие плечи. Я уткнулась ей в грудь и разрыдалась, чувствуя, как медленно приходит облегчение.

- Что же ты наделала, доченька? - спрашивала меня она. - Чего ты этим хотела добиться?

Я не знала, что ответить, едва ощущая в себе силы описать охватившие меня чувства.

- Мне хотелось, чтобы они боялись меня, мама. И Беатриса, и Бран. Они не просто предали меня, это бы я еще могла простить. Они смеялись надо мной, и смеялись жестоко. Они должны были хоть как-то заплатить за мой позор...

Слезы высохли, и ко мне вернулась прежняя злость, подкрепленная холодной решимостью.

- Неужели господин Бенедикт так и не смог тебя ничему научить? - грустно спросила она меня, успокаивающе поглаживая по волосам. - Госпожа Берта в тот страшный день в действительности подумала, что тобой владеет злой дух, и именно она настояла на услугах инквизитора. Теперь же ты умышленно сотворила такое с ее собственными курами, что я и сказать не могу, что тебя ждет...

Я уже начала размышлять над содеянным и прикидывать, как быть дальше. Во-первых, я собиралась крепко отомстить Брану и сестре. Я хотела, чтобы куриная жертва не прошла даром, а потому я должна была подкрепить "ритуал мести" хитро подстроенной пакостью для обоих. Во-вторых, я не могла и не хотела быть его женой, а потому мне требовалось по возможности отдалить свадьбу, а потому я просто обязана выдержать завтрашний экзамен и отправиться в город вместе с инквизитором. В-третьих... Об этом я подумаю потом, в порядке очередности.

Мои глаза сами собой начали закрываться от усталости и я почувствовала легкий поцелуй матушки в щеку, как в дверь внизу начали яростно стучать.

Матушка отошла от моей кровати, а я, напротив, легла, не переодеваясь, под одеяло, и наглухо закуталась в него. Подождала, пока она спустится вниз, встала и заперлась в комнате на щеколду.

Снизу донесся бас моего будущего свекра и негодующий голос отца. Очень не хотелось бы, чтобы моя маленькая месть отразилась на деловых отношениях нашей семьи с этим человеком.



Бурлеск

Отредактировано: 06.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться