Грань добра

Глава 4

Дорогие читатели!

Благодарю вас за лайки и комментарии, а еще за интерес к истории Клементии, которая оказалась в непростой ситуации и очень рада вашей моральной поддержке :)

 

***

 

Сквозь сон я почувствовала прикосновение чьей-то руки к своей щеке, которое перешло в легкое похлопывание. Едва разлепив глаза, я увидела перед собой мрачное лицо инквизитора, который хмуро рассматривал меня, как будто это я заявилась к нему ни свет ни заря и грубо разбудила.

Под взглядом этого человека я чувствовала себя голой, несмотря на то, что была одета в плотную ночную рубашку по щиколотку.

- Доброе утро... - пробормотала я, стараясь прикрыться одеялом. - Уже пора сдавать экзамен?

Решение приложить все силы к его сдаче пришло в момент, когда я увидела Брана и Беатрису вместе, услышала ее противный смех и слова своего жениха.

Господин Бенедикт холодно усмехнулся, и за его спиной я увидела заплаканную маму.

- К моему глубочайшему сожалению как твоего бывшего преподавателя, Клементия, я не принимаю экзамены у ведьм. Ты поедешь со мной в город, и если там докажешь свою полную невиновность, сможешь вернуться обратно к своей семье. Если же нет, советую заранее попрощаться с родными, особенно с твоей матушкой, которая, видит Господь, до последнего сражалась за твою душу вместе со мной.

Кажется, одеяло, притянутое к подбородку, выпало из моих дрожащих пальцев.

- Простите, господин Бенедикт, - начала я заплетающимся языком, - что именно я должна доказывать и в какой форме?

Мужчина, очевидно, подумал над этим вопросом заранее, и потому ответил, по пунктам разложив для меня свой план:

- Сначала тебе предстоит пройти допрос у дознавателя, - радостно отчеканил он, наслаждаясь моим ужасом. - Затем тебя ждет проверка истины и в конце, если ты покажешь себя достойно и действительно окажешься невиновной в ереси и колдовстве, то получишь право к сдаче экзамена.

Я выдохнула, казалось, куда громче, чем собиралась, и на лицо мужчины наползла ехидная ухмылочка.

- Мне кажется, или ты посчитала, что все будет относительно просто, и условия, предлагаемые тебе орденом, останутся прежними? Касательно экзамена, все пройдет без изменений, за исключением одной крошечной детали - ты ни при каких обстоятельствах не сможешь преподавать. Сдав экзамен, ты продемонстрируешь лишь свою беззаветную любовь к Господу и вернешься в деревню. Или останешься в городе, как пожелаешь, - ответил от сразу на мой невысказанный вопрос. - Но в ордене нечего делать единожды запятнавшим свое доброе имя.

В этот момент я поняла, что весь мой план с треском провалился. Единственное, что я могла сейчас сделать - побороться за свою жизнь, пройдя допрос в инквизиции и проверку истины.

- Господин Бенедикт, - снова обратилась я к нему упавшим, - кто будет со стороны обвинения?

Уже подошедший к моей двери мужчина обернулся и бросил мне через плечо:

- Госпожа Берта, которой по делам нового монастыря и счастливому стечению обстоятельств потребовалось посетить город именно в это время. У тебя не больше десяти минут. Не успеешь - отправишься в исподнем. Время пошло.

Едва за мужчиной закрылась дверь, я выскользнула из постели и, не обращая внимания на причитающую матушку, принялась приводить себя в порядок и собирать все необходимое для поездки. Подумав немного, я закинула в сундучок таинственный мешочек, который так хотел вернуть отец Брана.

Если кто-то зайдет в комнату после моего отбытия и случайно его обнаружит, то сразу поймет, куда подевалась искомая вещь. Кроме того, должно быть, он действительно представлял собой значительную ценность, поскольку купец лично не поленился явиться к нам в дом, громограсно объявляя о пропаже.

Во дворе меня ждала старая почтовая карета, на которой сидела госпожа Берта, старательно игнорируя мое приветствие. Инквизитор, подхватив меня под локоть, грубо затолкал внутрь и уселся напротив, громко хлопнув дверцей.

Едва мы тронулись, соседка принялась щебетать об экономических приемах, с помощью которых она, как энергично старалась заверить спутника, сумеет неплохо сэкономить на нуждах монастыря в пользу святого ордена. Я старалась не слушать визгливый голос женщины, мысленно подыскивая оправдания своему необдуманному поступку накануне.

Очень хотелось все свалить на младшую сестрицу, которая якобы мечтала меня подставить, но госпожа Берта в свидетелях очень этому мешала.

Чем я могла подкупить ее голос, не имея с собой ничего для нее ценного, я не представляла. В мыслях промелькнула шальная идея попытаться от нее избавиться, но я, усмехнувшись сама себе, тут же отринула ее как еще более рискованную затею, чем простую дачу показаний.

Утомленный беседой мужчина пересел на козлы к кучеру, желая, очевидно, отдохнуть от навязчивой болтовни собеседницы, и разговор резко стих.

Сейчас я получила прекрасную возможность постараться выведать у своей спутницы, чем я могла бы быть ей полезна настолько, что часть памяти, которая отвечает за произошедшее в ее курятнике, просто отшибло. От радости, не иначе. Интересно, вызовет ли должной степени восторг маменькин гарнитур, или папин вексель на нужную сумму?

Промокнув выступившие капельки пота со лба носовым платком, я обратилась к ней.

- Госпожа Берта, - начала я тихо, стараясь не привлекать к нам лишнего внимания, - удобно ли вам ехать в этой карете?

Я готова была сама себе дать по губам за столь кривое начало беседы, однако женщина, помедлив и смерив меня презрительным взглядом, все же ответила:

- Если бы ты пересела на место напротив, мне было бы гораздо удобнее.

Я улыбнулась и сделала то, о чем попросила соседка. Теперь наши лица располагались друг напротив друга, и я, не желая отступать, придвинулась поближе и продолжила как ни в чем не бывало светскую беседу.



Бурлеск

Отредактировано: 06.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться