Грань добра

Глава 10

Дорогие читатели!

Рада снова вас видеть на страницах этой книги :)

Большое спасибо за ваши теплые комментарии!

 

***

 

Ужин проходил в небольшой темной столовой, которая, как мне показалось, нередко использовалась и как гостиная, и как библиотека. На полу лежала стопка зачитанных книг, некоторые листы были отогнуты, в иных местах заложены потертые закладки. Наступившее молчание прервал голос старика:

- Засмотрелась на мои сокровища, девица?

Поймав на себе внимательный взгляд, я постаралась скрыть волнение, которое не отпускало меня особенно сильно с самого момента крушения кареты, и аккуратно ответила:

- Книги - большая ценность, аббат Жорж.

Тот усмехнулся:

- Они могут нести в себе как великое знание, так и страшную опасность, вводя в заблуждение и искушая самую душу, не так ли?

Утратив желание поддерживать тему моего проступка, я уткнулась в тарелку с прожаренной уткой и принялась тщательно пережевывать особенно лакомые кусочки.

- Девочка хорошо зарекомендовала себя в богословии, - к моему удивлению, вступился за меня инквизитор. - Ее вина еще не доказана и, надо полагать, может быть вынесена только в судебном порядке.

Едва не подавившись, я подняла на него глаза, но он смотрел только на аббата. Старик кивнул, кажется, больше своим мыслям, чем собеседнику, и улыбнулся:

- Как скажете, господин Бенедикт, как скажете. В любом случае, для просвященного человека, далекого от зла, книга - неоспоримый источник мудрости. Читали вы Тициана?

Дальнейший разговор шел о любимых авторах аббата Жоржа, который в полном молчании своих собеседников пересказывал прочитанные им на несколько раз тяжелые тома, лежащие стопками у его ног возле стола.

Мне приходилось делать исключительно заинтересованный вид, лишь бы только ужин продлился еще немного, и инквизитор позабыл о моем незаслуженном наказании. К моему огорчению, монолог старика его не слишком утомил, а когда тема плавно перешла на завершенное строительство нового монастыря, мужчина и вовсе оживился.

- Госпожа Берта сообщила мне в письме, что давно уж назначена на место экономки. Скажите, будете ли вы лично регулировать деятельность монастыря, или найдете себе помощника?

Инквизитор поморщился:

- Мне кажется, что оптимальным будет наносить визиты раз в месяц или полтора. В помощниках я не нуждаюсь, да и, признаться честно, люблю точность, а уж что касается ведения дел, то верю только себе. Даже экономические сводки придется, со всем уважением, изучать лично, основываясь, конечно, на ваших записях, госпожа.

Женщина помрачнела, но мгновенно натянуто улыбнулась и кивнула.

- К вашим услугам, господин Бенедикт. Дорогой аббат, не проводите ли меня в мою комнату? Мне кажется, я не в силах больше съесть ни кусочка.

Старик расцвел и, с кряхтением предложив ей руку, направился в коридор. Наблюдая странную пару, я не заметила, как мне на шею аккуратно легла горячая рука.

- Итак, Клементия. Ты готова ответить за содеянное?

Я вздрогнула всем телом, стараясь отстраниться от подошедшего сбоку учителя.

- Я не виновата, господин Бенедикт. Наверняка вы не поверите мне, но это госпожа Берта подменила флаконы...

Мужчина оскалился:

- Если прежде я хотел лишь заставить тебя всю ночь стирать наши выпачканные вещи, то теперь тебе не избежать плетей, - он задумался. - Скажем, пять. Я не терплю ложь, девочка. Поднимайся и иди за мной в конюшню.

Оставив кушанье, на ватных ногах я поплелась вслед за мужчиной, кажется, готовая потерять сознание. Едва мы зашли к лошадям, он подошел к стойлу, в которое поместили наших животных, и достал висевший на стене хлыст. Увидев мужчину, держащего в руках этот страшный предмет, я инстинктивно попятилась от надвигающейся опасности. Не встретив сопротивления в виде стены или закрытой двери, я развернулась и, не думая о том, что будет, ринулась к выходу.

Сделав несколько шагов, почувствовала, как меня хватает за растрепавшиеся волосы сильная рука, корпус обхватывают крепкой хваткой и притягивают к себе.

- Если ты такая трусиха, что не готова достойно вынести заслуженного наказания, - слышу горячий шопот в ухо, - мне придется тебя привязать. В отличие от тебя, ведьма, я отвечаю за каждое свое слово, и в любом случае выполню свое обещание.

Мои запястья взметнулись вверх и больно стянулись потной рубахой инквизитора. Я не отследила момент, в который он успел снять ее, и смущенно отвела взгляд, стараясь не злить его еще сильнее. Он грубо развернул меня к себе спиной, и я услышала звук хлыста, разрезающий воздух, а после - свой громкий крик. Спину обожгло резкой болью, и за спиной раздался мрачный голос мужчины:

- Раз.

На счет "два" я почувствовала, как что-то липкое течет по спине. "Три" и "четыре", сказанные один за другим, вызвали перед глазами яркие вспышки, за которые я держалась последними усилиями воли, стараясь не потерять сознание. Перед последним ударом инквизитор помедлил, отдышался и, замахнувшись, лишь обозначил касание плетью, как мне показалось, стараясь не причинить особенного вреда итак пострадавшей коже.

Подошел, одним движением разрезал ткань, и я упала на пол конюшни, давясь громкими всхлипами. Мужчина ушел, тяжело шагая, и со стороны двора я услышала плеск воды. Минутами пятью спустя он вошел, весь мокрый, очевидно, выливший на себя целую кадку. Устал меня пороть, не иначе.

Я продолжала лежать, не имея ни желания, ни сил для того, чтобы подняться. Заплаканные глаза закрывались сами собой, и я почувствовала, как меня подняли на руки и, притянув к себе, понесли к выходу.



Бурлеск

Отредактировано: 06.08.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться