Грань между любовью и безумством

Размер шрифта: - +

Глава 5: "Новая жизнь".


Немного успокоиться я смогла лишь только к вечеру, предварительно залив в себя литр травяного чая и воды. В груди все еще царило опустошение, казалось, жизнь потеряла свои краски. Но, взяв себя в руки, я все же задала вопрос, который так долго мучил меня:

 - Как погиб мой отец?

Вздохнув, Эйлих помедлил немного, не желая затрагивать болезненную для меня тему, но я настаивала.

 - На пути к границам на них напала разбойничья банда. Они превосходили числом, Его Светлость долго и отчаянно сражался, но увы - они одержали верх и казнили всех, кто противился их разбою, - сердце сжалось от боли, когда он произнес слово "казнить". Это варварство. И мой отец не заслуживал подобной участи.

 - Так эти демоны убили его? - в горле встал ком.

 - Как ни печально, это был вооруженный отряд, состоящий из... - он осекся, - ангелов. В основном, это были разоренные военачальники, распущенные бароны, предатели и сбежавшие преступники, - Эйлих покачал головой. - Заварить еще чаю?

 - О, нет, если я выпью еще одну кружку, точно превращусь в пивную бочку, - я невесело улыбнулась. - Ты что-то еще хотел мне сказать перед тем, как напоить этим чаем.

Эйлих кивнул. 

 - Да. Тут такое дело, - он сжал губы, - поскольку ты еще не достигла зрелого возраста, опеку и попечительство над тобой вызвался взять близкий друг-архангел Его Светлости.

 - Рафаил... - сорвалось у меня с губ.

 - Именно. Посему завтра ты переезжаешь в его поместье. Я помогу собрать вещи.

 - Давай оставим все дела на завтра, Эйлих, - попросила я. - Я хочу немного собраться с мыслями и побыть одна. Зайдешь за мной завтра и поможешь перенести вещи.

Кивнув, Эйлих встал и направился в сторону двери.

 - Спокойной ночи, Ярэль, - сказал он и закрыл дверь, уходя.

Кого я обманывала? Я все равно не смогу уснуть, как бы сильно этого не хотела. Я лишилась отца, так еще и эта новость о переезде к Рафаилу. Да, он был мне как дядя, и все же я не желала покидать родной дом. Все эти стены, вещи, даже мебель напонимали мне об отце, о наших беспечных днях, что мы проводили вместе. Я так хотела вернуться в прошлое, назад в детство, когда каждый проведенный с ним миг казался мне чем-то волшебным, долгожданным и желанным. Но все эти нелепые мечты разбились о суровую реальность, а она такова: я теперь одинокая сирота, данная сама себе, и нет на свете ни одной живой души, что могла бы мне посочувствовать и прижать к себе, успокаивая и давая напутственные советы. Именно в такие дни осознаешь, насколько ты одинок, это причиняет еще больше боли. Какое дело Рафаилу до меня? Берет меня из жалости, в знак уважения моему покойному отцу, а на деле возьмет да и запрет в четырех стенах, чтобы не докучала. Иным я свое будущее не вижу. Он хороший и доброй души существо, но у него есть и другие дела, ни к чему ему тратить время на осиротевшую девчушку. 
А ведь я даже не смогу проводить отца в последний путь... это удручало пуще всех иных неприятностей. Однако в моей душе все еще теплилась надежда, пускай и глупая, но надежда. Надежда на то, что все наладится, и что мое будущее не заволокло туманом. Эти призрачные надежды и позволили мне расслабиться на какое-то время и уснуть на пару часов.

Я проснулась к самому восходу. Солнце еще не осмелилось показаться за горизонтом, но уже были видны проблески первых его лучей. Быстро покинув кровать, я вскочила на ноги и подошла к гардеробу. Стоило определить, что я надену и что уложу в багаж. Выбор остановился на широких серых штанах и черной сорочке. В Лаизмире редко кто носил одежду в темных тонах, но сейчас это волновало меня меньше всего - у меня траур, о котором мне не даст забыть даже моя одежда. Одевшись, я заплела волосы в косу и надела золотой амулет отца - пусть частичка его всегда будет со мной. Оставалось лишь собрать багаж, с этим я быстро управилась.
Положив свой груз у входной двери, я решила зайти в комнату отца. Несомненно, это глупый поступок, но любопытство было сильнее противоречий. Я не верила в версию Эйлиха о том, что моего отца убили какие-то бандиты или узники, что первый раз взяли в руки оружие. Мой отец был не молод, но довольно опытен, и уж точно не дался бы этим проходимцам. В душе теплилась надежда на то, что я смогу найти ответы в его комнате.
Аккуратно открыв скрипучую дверь, я щелкнула пальцами - в комнате включился свет. Ничего необычного в ней не было: кровать, прикроватные столики, пару диванчиков, шкаф и письменный стол со стулом. Точно! Письменный стол! Быть может, на нем есть что-нибудь стоящее. Ведь там постоянно царил бардак, этим качеством я не пошла в отца - я была перфекционистом, любила, чтобы каждая вещь лежала на своем месте, у отца же везде царил "творческий порядок". Подойдя к столу, я стала аккуратно разгребать кучу всяких бумаг. Я надеялась найти ту, что была бы с имперской печатью, вроде письма Гавриила. Наконец мое внимание привлекло письмо. Оно было нетронутым, видимо, получено накануне. На нем была печать черного цвета с причудливыми рунами. Я сглотнула - печать была имперской... из Нибороса. Эту печать я узнаю где угодно. Что бы могло быть в этом письме?
На этот вопрос я не успела узнать ответ, поскольку послышался стук в дверь. Взяв письмо с собой, я покинула комнату и закрыла за собой дверь. Мало ли что там написано - прочту тогда, когда буду одна. Спрятав письмо под одеждой в багаже, я открыла дверь. Это был Эйлих.

 - Доброго утра. Ну как, готова? - спросил он, улыбнувшись уголком губ.

 - Да.

 - Чудно. Давай помогу сложить багаж в сферу, - взяв мои вещи, он направился на улицу. Я же в последний раз окинула родной дом взглядом и вздохнула. Кто знает, быть может, я вижу его последний раз в жизни, он подарил мне чудесное детство и море прекрасных воспоминаний. Я буду скучать по нему, но должна идти. Прикусив нижнюю губу, я сделала еще один глубокий вдох и медленно закрыла дверь, покидая его. 



Зои Герн

Отредактировано: 10.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться