Грань между миров. Бетатестер.

Размер шрифта: - +

Авария

1

Тишина оглушительно била в уши. Все было будто во сне: осколки от стекла, частички краски, железа, пластмассы. Всё переливалось и отражалось от мокрого асфальта изумрудными пятнышками. Дождь не кончался. Он лишь усиливался, придавая окружению непонятную атмосферу то ли спокойствия, то ли нагнетающей и загадочной бури, которая вот-вот нахлынет.

Раздался пронзительный плач и в перемешку с всхлипываниями. Удалось разобрать лишь одно слово, повторяющееся десятки раз в беспрестанной истерии. Мальчик кричал: "Мама!".

Через некоторые мгновения послышался звук сирен, хотя, быть может, прошло около десяти минут –
сложно было сказать. Коля кричал, будучи закованным в железный саркофаг разбитого и сжатого в непонятную фигуру автомобиль, стоявший напротив другого, который был так же разбит.

Чуть ослабив крик, Коля приоткрыл глаза и почувствовал дикую боль в районе ног. Его паника лишь усиливалась, а нагнетающая атмосфера из-за дождя, размывающего все вокруг, изуродованного автомобиля, начинающего гореть, и ошметков его ног, превратившихся в бордовую кашу, лишь ломала и подвергала проверке его и без того пошатнувшуюся психику. Он был в ужасе, глаза наливались слезами, стекавшими по пунцовым щекам, забрызганным каплями запекшейся бордовой крови. Помощь показалась в виде невысокого силуэта человека в яркой одежде. Он с большими усилиями и при помощи какого-то инструмента с поддержкой кого-то ещё смог ослабить хватку железного монстра, а боль в области ног заставляла мальчика кричать без остановки, но в один момент он почувствовал, что все вокруг начинает приобретать серые краски и мутнеть в прямом смысле слова.

Через пару мгновений он вновь открыл глаза, но его онемевшее тело находилось в машине скорой помощи, а еще через пару мгновений и вовсе на операционном столе. В течении следующего дня он больше не приходил в сознание.

 

2

Ласковые лучи пробирались в палату больницы, словно щупальца невиданного пылающего монстра, ищущего жертву. Это был солнечный день, совершенно отличный от того, который Коля с трудом смог пережить. Было совершенно непонятно, где он находится и все эти чувства вперемешку с нахлынувшими мыслями и воспоминаниями о прошлом дне ребенок с трудом мог удерживать в себе. Он чуть приподнял голову, но тело не слушалось: оно было таким тяжелым и неподъемным, но в то же время ощущалось ватой. И это странное чувство его не покидало последнюю минуту прибывания вне сна. Он оглядел комнату и подчеркнул, что она была совершенно похожа на палату в больнице: все было таким светлым и чистым, цветы на полке и попискивание комара в углу нагнетали обстновке всё сильнее. Слева стояла капельница, ведущая к руке Коли. Сам он лежал на удобной кровати с какими-то кнопками слева от него. Вдруг он услышал шаги за дверью и тень под ней же – кто-то собирался зайти.

– Тук-тук, – уже зайдя и с улыбкой стукнув кулаком по двери сказал мужчина в халате, по видимому доктор. – Я – Николай Александрович, глав.врач. Как себя чувствуешь?.

Мужчина выглядел на 50-55 лет, короткая стрижка и густые черные волосы, по видимому, давно не мытые. Такая же черная щетина, словно обрызгана сединой. Был он высокий и полный, но создавал вид доброго человека. Лишь его сверкающая и теплая улыбка давала понять, что он не может причинить зла.

Коля опешил и не знал, что и ответить.

– Здрасте. – промямлил он совсем хриплым голосом.

– Как у тебя дела, чувствуешь, как приятно пахнут цветущие яблони? Да и красота-то какая... – с улыбкой произнес Николай Александрович, смотяр в окно.

– Я не чувствую. – холодно ответил Коля.

– Извини, что я так начал. Я пришёл сюда обсудить с тобой кое-что, думаю, что ты догадался уже. Ты ведь умный мальчик, у тебя такие замечательные родители.

– Я видел ее там. Я помню. – по щекам Коли вновь покатились слезы, но в этот раз щеки были мертвецки бледного цвета в сочетании с синяками под глазами и царапиной.

– Кхм... - с глупым выражением лица и, словно не понимая, прокашлял Николай Александрович.

– Зачем Вы мне врёте и делаете вид, что всё хорошо? – уже перейдя на несколько тонов выше сказал Коля.

– Я не хотел тебя расстраивать, Коля. Я не вру, я просто хотел...

– Её больше нет. Я видел тело и ее глаза, которые были похожи на глаза уже неживого человека. Я видел всё это. Я уже не на столько мал, чтобы Вы относились ко мне, как к дурачку. Хоть я и после наркоза, я еще соображаю. – с слезами на глазах шептал себе под нос Коля.

– Я вижу ты смышленый парень и всё понимаешь, но послушай...

– У меня нет больше ног, верно? – сокрушительно произнес Коля, введя в ступор мужчину в белом халате.

– Постой...

– Я не слепой! Что Вы тут со мной возитесь! Ненавижу всех вас! – выкрикнул Коля, утираясь рукавом и продолжая плакать.

– Послушай, за дверью стоит твой отец, и я хотел позвать его, но пообещай мне, что ты постараешься успокоиться и выслушать меня.

– Я ничего и никому не буду обещать, отвалите от меня. – хрипло прошептал Коля.

– Ладно. Ты не должен сейчас напрягаться и нервничать ни в коем случае, понимаешь? Это жизненно необходимо, либо могут возникнуть осложнения. Мы провели сложную операцию и ты чудом выжил. Понимаешь, это было чудо, настоящее чудо. Запомни - ты особенный, мало кому удавалось выбраться с того света.

Коля вникал в его слова с не особым энтузиазмом и заинтересованностью, но все равно слушал, пытаясь прекратить плакать.



Никита Густомесов

Отредактировано: 29.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться