Гранат с того света

Размер шрифта: - +

Глава 15

 

Глава 15

Старый погост находился на холме, за темной полоской леса. Роза, изрядно промокнув от мелкого дождя, и замерзнув, от по-настоящему почти зимней стужи, подошла к кованому забору. Она осмотрелась, застегнула куртку до самого подбородка и вошла в распахнутую настежь калитку. Теперь оставалось найти нужную могилу. Роза, тяжело вздохнула, ощущая, как угнетающе на нее действует это старое кладбище, полузаброшенное и тихое до гула в ушах. Роза осмотрелась, не зная с чего начать. А не вернуться ли обратно в дом? – метнулась мысль в голове, но вопреки здравому смыслу, она двинулась вглубь старого погоста по заросшей узкой аллее. Все захоронения были похожи с деревянными крестами или прямоугольными памятниками, оставалось только читать таблички с именами усопших. Роза двинулась между оград: имена, имена и вдруг – Мария Бесчестных…

Роза замерла у старой, изрядно заросшей травой могилы, сравнила даты жизни и смерти, вроде сходится…Неужели нашла? Она слегка пошатнулась, чувствуя, как немеет от холода тело, но не от физического дискомфорта ей стало не по себе, а от ледяного страха. Ее охватила дрожь. Что же это получается? Это она? Здесь? Та, которая подарила ей жизнь? Не верится… 

Роза смахнула листья и сор с деревянной скамьи и села, напротив деревянного креста. Фотографии не было, но этого и не нужно было, Роза чувствовала, что нашла, то, что искала. Совсем неожиданно для нее самой, глаза ее стали влажными, а нос неприятно защипало. Она заплакала, закрыла глаза ладонями и плечи ее содрогнулись. Перед глазами пролетали картинки из детства, слышались обрывки фраз, детский хохот, сменяющийся на плач. 

Прошло около получаса, прежде чем она смогла успокоиться и взять себя в руки. Она не ожидала от себя такой реакции, но слезы градом лились из глаз, словно прорвало дамбу, копившуюся внутри все эти годы. Она теперь отчетливо вспомнила тихий голос матери, ее убаюкивающий шёпот и теплые нежные руки.

Все же успокоившись, она надела рабочие перчатки и убрала с могильной земли траву и листья, снова села на скамью и, вдруг, услышала позади женское пение. Вздрогнула, оборачиваясь. К ней, раскачивая бедрами, в длинной цветастой юбке шла молодая цыганка, что-то еле слышно пела и смотрела на нее с легкой улыбкой на лице. Роза нахмурилась. Цыганка же не дойдя несколько шагов остановилась и смотря ей прямо в глаза, громко захохотала. 

- Что вы делаете? – крикнула Роза, но та, словно не слыша ее, хохотала все громче и громче, что-то выкрикивая на своем языке. – Прекратите!

- Это моё.

Снова дикий смех, пробирающий до самых костей.

- Перестаньте!

Громкий смех, истерично жуткий до тошноты разносился эхом, разрывал на осколки и без того пугающее пространство. 

- Замолчи! – Роза не в силах выдерживать ее смеха, упала на колени прямо в осеннюю грязь, закрыла руками уши. – Заткнись, долбанная идиотка!

Смех на мгновение стих, оборвался так резко, что карканье ворон, отчетливо теперь услышанное, испугало еще больше. Роза подняла голову. Уже дальше, у самой калитки стояла женщина болезненно худая с взъерошенными от ветра волосами, с блуждающей улыбкой на лице, со множеством позвякивающих браслетов на тонких запястьях. И снова уголки ее губ потянулись вверх, и снова этот дикий смех, нарушающий кладбищенскую тишину. 

- Это моё! – крикнула цыганка.

- Пошла прочь! – Роза бессильно, захлебываясь слезами, поднялась на ноги. – Полоумная! Прочь!

Роза бросилась на нее, но та, шустро удаляясь меж оград, скрылась за воротами кладбища. Пустая дорога, припорошенная сухими листьями, тишина, даже ветер затаился.

…Ночью у Розы поднялась высокая температура и она, напившись лекарств, буквально утонула во сне. Впервые за неделю ей ничего не снилось, а подвеска с кулоном лежала в сумке, и Роза не видела переливов камня, который играл в свою игру всю ночь и успокоился только с рассветом. 

 

​То, что она, по-видимому, нашла могилу своей матери, не давало ей покоя. Она, как загнанный в угол зверь, металась по маленькому дому, чужому, призрачному, пугающему ее, но почему-то до смерти кажущегося родным, и не знала что делать. Вернуться в Питер и постараться забыть все как страшный сон? Попробоватьвыстроить нормальные отношения с Митей и жить, наконец, счастливо и беззаботно? Хотя конечно беззаботно и спокойно жить она уже не сможет, после всего произошедшего. Нет, она не уедет, она доведет это дело до конца, раз уж судьба, зачем то бросила ей этот вызов.

​Мама…

​Каким же далеким и чужим казалось ей это слово. Она не знала, что значит произносить его, какой смысл, и какие чувства вкладывать в это слово – для кого то самое чистое и светлое на свете, а для нее всего лишь набор букв. Мама…

​Роза села на диван гостиной, поежилась от холода – в доме было сыро, печь не топлена, но ее это не смущало, ей было все равно. Не просидев и двух минут на месте, она снова поднялась с места и с воем, почти нечеловеческим, бросилась к окну, схватив со стола телефон. Она лихорадочно листала кнопкой свою записную книжку, размышляя над тем, кому позвонить, с кем поделиться своими новостями и страхами, ей так хотелось выговориться и услышать совет. Эльза? Нет, не поймет, хоть и лучшая подруга, поднимет на смех, начнет заставлять вернуться в город. София? Может быть, но тоже пока нет, она не отвечает на звонки много дней, поглощенная приготовлениями к свадьбе – впереди у нее светлое торжество, зачем волновать ее такими историями. Митя? Только он. 

​Но телефон друга вновь оказался недоступен для звонка, а позже, когда Роза, почти сходила с ума, он вдруг позвонил – веселый и немного пьяный, отшутился что был занят с друзьями, но Роза успела отчетливо услышать женский смех. Заверил, что скоро приедет, и они поговорятобо всем при встрече. 



Ксения Лукина

Отредактировано: 22.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться