Гранат с того света

Размер шрифта: - +

Глава 25

Глава 25

Первые полоски рассвета забрезжили на горизонте и каменный дом, венчавший конец улицы открывался взору все больше. Это был двухэтажный особняк в готическом стиле, со шпилями и башнями, как в фильмах о Трансильвании.

- Вот, мой дом. – Сказала Агата, прихрамывая, и подходя к кованому забору, за оградой которого виднелась темно-серая кладка старого камня, поросшего по первому этажу темно-зеленым мхом. – В этом доме когда-то и жила та самая Вероника.

- Впечатляет! – восхитилась Роза, поднимаясь на носочки, чтобы лучше рассмотреть крыльцо.

- Сейчас, открою – Агата вставила ключ в замок и тот со скрипом повернулся. Замок щелкнул, и калитка поддалась вперед. – Проходите, пожалуйста.

Агата отступила в сторону, пропуская гостей. Роза машинально сильней сжала ладонь Станислава, и сделала шаг на каменную дорожку. Вдруг появившийся ветер взъерошил её волосы, она пошатнулась – перед глазами пронеслось видение – высокая тоненькая брюнетка идет по этой дорожке к дому, останавливается у степеней высокого крыльца и, обернувшись, долго смотрит на неё, улыбаясь.

Ты дома – шелестит в голове чужеродный голос. – Дома…

- Идемте. – Кивнула Агата, обгоняя Розу.

Они почти дошли до крыльца, когда из дома выглянули две одинаковых с лица девушки, смущенно улыбнулись, в глазах – лихорадочный блеск не то от страха, не то от радости.

- Это мои дочери – Марта и Вея. – Сказала Агата, и девочки кивнули.

- Виделись уже, - усмехнулся Станислав. – Красивые девочки.

Марта охнула на комплимент, Вея залилась пунцовой краской.

- Красивые. – Согласилась Агата. – Но уж очень любопытные. Вы простите их. Не сдержались. Так и не мудрено – столько лет жить в ожидании этой встречи.

- Понимаем. – Улыбнулся Стас и окинул девушек взглядом. Марта и Вея, совсем оробев, торопливо скрылись в доме.

Стас и Агата переговаривались, стоя на пороге дома, а Роза ничего не слышала. Неведомая дрожь охватило тело, в ушах – гул и шелест листвы. Перед глазами то и дело лицо черноволосой женщины. Она – то улыбалась, глядя на нее довольным взглядом, то кивала и раскидывала руки в стороны, показывая свои владения: дом, двор, сад из цветов и кустарников…

Роза смотрела по сторонам и видела словно и настоящее и прошлое. Вот, высокое дерево, дружелюбно раскинуло свои ветви вдоль каменного забора, а вот, спустя мгновение, оно же – еще маленькая тоненькая веточка, только-только начинающая свою жизнь. Вот беседка, что появилась здесь вместе с домом – в ней сейчас пусто, на небольшом каменном столе стоит графин с водой, а вот тот же стол, накрытый белоснежной скатертью, и за ним пьет чай женщина в алом платье. Ветер развивает ее смолянистые волосы и кажется, Роза ощущает аромат ее духов…

- Роза, что случилось? – взволнованный голос Станислава вторгся в её сознание, и она вздрогнула. – На тебе лица нет, ты побледнела.

Роза отмахнулась, улыбнулась в полсилы.

- Все хорошо. Меня просто тут встречают.

Агата удивленно вскинула голову, Станислав нахмурился.

Роза напряженно усмехнулась, снова посмотрела на двор – пустая беседка, столетнее дерево.

- Идемте в дом? – с надеждой в голосе спросила она и Агата распахнула перед ними двери.

Из небольшого коридора они сразу попали в большую гостиную. И снова запах трав, и шелест листвы, шуршание платья и тонкий женский голос, музыка, смех, слезы, боль. Роза отшатнулась, Станислав крепче обхватил ее, усаживая за стол. Заглянул в ее глаза, а хозяйка дома уже расставляла перед ними кружки с чаем. Агата напротив, глубоко вздохнула и начала свой рассказ.

 

Вероника

…Она выглянула из-за куста дикого крыжовника и обмерла: Георгий стоял у дороги в своей красной рубахе, а в руках у него были полевые цветы – красные, желтые, голубые в окружении молодых сочных листьев. Неужто ей?..

Вероника радостно прикусила губу, закрыла глаза, представляя, как он дарит ей цветы, подхватывает на руки и кружит, кружит, кружит… А подол ее длинного платья из алого шелка разлетается на ветру и на весь тихий лес разносится ее дивный смех, как мелодия счастья…

Она распахнула синие как море глаза и обмерла. Улыбка спала с вмиг побледневшего лица, глаза сделались черными от боли – ее Георгий – ее свет в душе, глоток воздуха в этой жизни – стоял и обнимал другую.

Вероника громко выдохнула, упала на колени и закрыла рукой рот, сдерживая крик, вырывающийся из самой груди. Как же он мог так поступить с ней? С ними? Он же говорил, что они для него весь белый свет! – она и их дочь Елена.

Она провела рукой по уже большому животу – ребенок, словно чувствуя, толкнулся. А как же это маленькое еще не родившееся чудо?.. Как будет он смотреть на своего сына, какими глазами? Лжец!

Вероника упала на землю, не в силах сдержать ни себя, ни катившихся по лицу слез. И кричать не было сил, лишь боль душевная и физическая, а Георгий со своей полюбовницей и не слышал ничего, они, звонко смеясь, пошли через поле к пруду и скрылись за зарослями можжевельника.

Как она дошла до дома – не помнила, шла как в бреду, обливаясь и слезами и потом, а когда вошла в дом, упала прямо на пороге и взвыла от боли.

- Выброси, выброси это все!

Она заметалась по дому в истерике, круша все на своем пути, не замечая слипшихся от слез черных волос, спадающих на глаза.



Ксения Лукина

Отредактировано: 22.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться