Грани

Размер шрифта: - +

Глава 1

Встреча

Диана спустилась со ступенек торгового центра и огляделась. Затылок покалывало от неприятного предчувствия, и казалось, что за каждым движением следит чей-то внимательный взгляд.

Так оно и было: на другой стороне улицы, приставив ладонь козырьком ко лбу, стояла старуха. Издалека подол черного платья колоколом раздувался от ветра, и вся она была похожа на розовый шар с пятном вместо лица.

Сгорбившись и мелко потрясывая головой, она, наконец, очнулась и торопливо засеменила через дорогу – даже не притормозила, когда светофор сменил цвет.

Стеклянная дверь магазина звякнула и открылась: сонный охранник отступил в сторону, пропуская внутрь первых посетителей.

Но, даже затерявшись среди стеллажей с продуктами, избавиться от тревоги не получалось. Диана продолжала думать о муже: монотонные мысли сводили с ума, истощали, держали в мучительном напряжении.

Илья изменился. Часто, во взгляде сквозило скрытое пренебрежение, и как бы он не старался, спрятать свое отношение за искусственным весельем не получалось. А возможно, он даже не пытался этого сделать.

Каждый день, собираясь на работу, муж старался быть незаметным - бесшумно перемещался по комнатам, как привидение. Все, что угодно, лишь бы не встречаться в коридоре, не смотреть в глаза, не разговаривать. И это молчание. Больше просто сил нет молчать. Отношения портились, а пропасть между ними становилась все шире.

Окончательно расстроившись, Диана не заметила, как расплатилась на кассе и с тяжелым пакетом продуктов вышла на улицу.

– Лана? Ведь это же ты?

Старуха была на крыльце – щурилась как слепая мышь, привалившись к поручню, и шумно дышала. Было не совсем понятно, видит она или нет — мутная, молочного цвета пленка затянула оба глаза почти целиком, а дребезжащий голос заставил инстинктивно отступить на несколько шагов.

– Я вижу тебя насквозь. – На удивление проворная, старуха вцепилась пальцами в плечо и оскалилась.

– Каждую ночь я вижу, как они передвигаются по моему дому, выжидают у постели, пытаясь что-то сказать. Но, не думай, что мне страшно. Я ждала слишком долго, чтобы бояться.

– Вы что, сошли с ума?

– Ха. Не дождешься. – Кустистые брови старухи стремительно поползли вверх, – решила, если старая, то ничего не соображаю?

– Тогда я не понимаю, о чем вы говорите. – Диана попыталась выдернуть руку из цепких пальцев. Бесполезно. Скрюченные уродливые пальцы напоминали сучья мертвого дерева.

О да, ты всегда любила прикидываться глупой, но меня не проведешь. Сидишь у нее внутри и высасываешь жизнь по капле.

Лицо старухи болезненно перекосилось и, сжав губы в тонкую линию, она медленно шагнула вперед.

 

От ужаса сковало горло. Господи, почему к ней вечно пристают сумасшедшие?!

Перехватив тяжелый, полубезумный взгляд, Диана оттолкнула старуху от себя: от ощущения кости под пальцами к горлу подступила тошнота, а перед глазами запрыгали черные точки. Она едва не слетела с лестницы, запнувшись о собственные пакеты. Сердце бешено колотилось в груди, но страх, слава Богу, отступил.

Старуха как пушинка отлетела назад, привалилась к стеклянной двери и обмякла. Теперь, когда ее голова безвольно повисла, и не было видно жутких глаз, пришло запоздалое чувство сострадания.

– Вам плохо? Чем я могу помочь?

Нет ответа. Достав сотовый, Диана быстро набрала номер скорой помощи, и на всякий случай отошла подальше. Что тут сделаешь, если старуха в глубоком обмороке? Слишком противным было воспоминание о дряблой, но полной силы руке, чтобы рискнуть, и подойти к ней еще раз. Пусть лучше это сделает какой-нибудь прохожий.

Ждать пришлось не очень долго – скорая подъехала минут через десять – женщина в белом, расстегнутом на груди халате, размашистым шагом направилась прямо к крыльцу, а парень задержался у задних дверей машины, чтобы достать носилки.

– Она вдруг взяла и упала на дверь. – Выглядывая из-за плеча медсестры, Диана смущенно улыбнулась, не понимая, чего можно было испугаться: старуха неподвижно лежала, - безобидная и маленькая, почти как ребенок.

– Вы видели, как именно это случилось?

– Нет.

Присев на корточки, девушка проверила пульс и жестом подозвала напарника.

Ничего не случилось – никаких криков или судорожной агонии. Безвольное тело осторожно погрузили на носилки и понесли к распахнутым дверцам. Голова слабо покачивалась в такт пружинистым шагам.

Никто не стал задавать ненужных вопросов. Чувствуя огромное облегчение, Диана немного успокоилась, и, дождавшись, когда машина завернет за угол, вернулась за оставленным пакетом.

Рядом лежал кошелек – при падении он раскрылся, и с маленькой черно-белой фотографии криво скалилась старуха. Из внутреннего кармашка торчал сложенный вчетверо листок с адресом и деньги. Совсем немного, как раз, чтобы купить хлеб и пакет молока.

Всю дорогу до дома Диана с опаской оглядывалась. Чувство тревоги не отступало, ползло по пятам, и окончательно рассеялось лишь за порогом квартиры.

«Король и шут» орал так, что закладывало уши.

Увидев ее в дверях, сын убавил громкость на компьютере, и улыбнулся.

- О, мам, привет. Ты так быстро вернулась.

- Саш. Неужели сложно убрать свои вещи? – Диана в раздражении подняла тетради с пола и положила на край стола. Отчитывать сына не хотелось, но настроение было на редкость скверным, хуже, чем всегда.

- Я, конечно, все понимаю, конец года, можно расслабиться, но не настолько же? Папа не звонил?

– С какой радости? Ему же некогда. – Сашка заерзал в крутящемся кресле, всем видом показывая, что хочет остаться один.

– Ты на него все еще сердишься?



Бегущая

Отредактировано: 25.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться