Грани

Глава 3

Диагноз

Стоило закрыть глаза, как головная боль тут же прошла, а на смену ей пришла приятная невесомость. В таком состоянии не разберешься, спишь или нет, – каждая мысль материализовывалась, а самые дерзкие фантазии становились живыми и переплетались между собой.

Зависнув на границе между сном и явью, Диана с удивлением обнаружила, что видит все комнаты одновременно: гостиная, кухня, коридор и спальня тонули во мраке, и только из-под Сашкиной двери пробивался слабый, едва различимый свет. Сын, скорчившись, сидел за письменным столом — лицо сосредоточенное, воспаленные глаза, не мигая, смотрят на альбомный лист.

Хотелось крикнуть — «Оглянись, я рядом»!

Но губы беззвучно шевелились, не в силах проронить и звука. Сын с необычайной нежностью водил по рисунку указательным пальцем, с точностью обводя плавные контуры. Нарисованная на альбомном листе девушка была воплощением одиночества и боли. Длинные черные волосы падали на глаза, а маленький рот умоляюще изгибался.

Диана вздрогнула — чужие страхи наполнили пространство, и повсюду замелькали размытые силуэты. Один из них был особенно четкий: незнакомая женщина с перекошенным от ярости лицом занесла руку для удара, а ее дочь, покорно застыла возле стены — удивительные, наполненные ужасом желто-карие глаза горели болью и отчаянием.

 

«Только не смотри на нее, пожалуйста, только не смотри»!

 

Когда боль достигла своего пика, видение резко исчезло, сменившись другим.

На этот раз, сын оказался на оживленной улице — стоял, повесив руки, отрешенный и не похожий на себя. Вокруг все звенело от шума, даже воздух. Безостановочно сигналя и выбрасывая из-под колес мелкие камешки, машины проносились мимо, сотрясая своей мощью воздух.

Черный джип стремительно несся прямо на нее, блестя стальной решеткой радиатора. Диана открыла рот, собираясь закричать, и содрогнулась: машина прошла сквозь тело и пропала, утянув за собой окружающие звуки.

Сашка снова сидел за столом, и, перевернув альбомный лист, увлеченно писал, вытащив кончик языка из-за зубов. Постепенно, хаотичная мешанина из букв превратилась в одно бесконечно повторяющееся имя.

В этот самый момент сон резко оборвался от телефонного звонка.

Прежде чем ответить, Диана хотела пройти к Сашке и проверить ящик стола — рисунок просто обязан существовать на самом деле. Почему он ничего не рассказал о том, что у него появилась девушка?

Но сотовый продолжал разрываться на части, грозя перебудить всех в доме. Ничего не разобрав сквозь помехи и сдавленные рыдания, Диана быстро оделась и через несколько минут была у дома подруги.

Целую вечность она колотила в дверь, пока не вспомнила, что есть запасные ключи, оставленные специально для непредвиденных случаев. Нервы были на пределе. Копаясь в сумке, Диана в очередной раз вспомнила о муже и с трудом сдержалась, чтобы не разрыдаться. Уже час ночи, а он до сих пор не явился домой. Ни один приличный офис не работает в такое время! От бессилия и ревности свело живот.

Впрочем, открыв дверь, она забыла обо всем на свете и едва не упала в обморок – Ирина лежала на полу, раскинув в стороны измазанные черным руки. Только потом дошло, что это кровь.

– О Боже! – содрогаясь от ужаса, Диана опустилась на колени и с содроганием дотронулась до слипшихся волос. – Вот сумасшедшая, что ты натворила?

Всё происходящее всплывало в голове отдельными образами: какие-то люди, бело-зеленая каша из одежды, громкие голоса и бесконечные вопросы. Неестественно высокий мужчина в белом халате подсунул под нос ватку с нашатырным спиртом, и подернутый дремотной пленкой туман, наконец, рассеялся.

 

Обессиленная после ночного происшествия, Диана расхаживала по вестибюлю больницы и часто поглядывала на часы. В приемном покое собралась толпа людей с заспанными, угрюмыми лицами. Недовольные, они застыли перед окошком регистратуры. Не обращая на них внимания, женщина за пластиковой перегородкой сосредоточенно хмурила брови, уставившись в экран компьютера.

– Извините. Вы по поводу Зацепиной?

Из кабинета напротив, вышел мужчина в очках и притормозил возле окна. В руках он держал толстый регистратурный журнал. Диана едва заметно кивнула, заметив легкую растерянность в глазах мужчины. Улыбнувшись для проформы, он поправил очки на переносице:

– Ну, так что я хотел сказать…нам так и не удалось связаться с близкими пострадавшей. Может быть, вы знаете, где их найти?

– Я могу попробовать найти номер отца. А что, это так важно?

Доктор кивнул и завис над подоконником, вытащив из нагрудного кармана блокнот:

– Понимаете, все не так просто. Ваша подруга пыталась покончить жизнь самоубийством. Следовательно, людей с такими проблемами мы вынуждены переправлять в специальное место. Психические расстройства не по нашей части. Пожалуйста, держите.

Диана взяла исписанный листок и моргнула, пытаясь связать сказанное с Ириной. Не получалось. Испугавшись, что врач развернется и уйдет, она придержала его за рукав:

– Но, постойте, как же? С чего ей резать вены? Это невозможно!

– Почему вы так решили? – он улыбнулся и осторожно высвободил руку, – статистика показывает обратное. Личные проблемы, одиночество, неудовлетворенность…мало ли что стало причиной? К сожалению, такие вещи происходят чаще, чем вы думаете. Убедительно прошу вас отыскать близких этой женщины. Иначе, ей будет очень тяжело без поддержки. Хорошо?

- Да, как скажете.

Посчитав разговор оконченным, мужчина кивнул на прощание и скрылся за дверью кабинета.

Чтобы избавиться от лекарственного духа больницы, пришлось целый час бродить по парку. Вчера Сашка здорово испугался – то и дело бегал на кухню, и с утра, журнальный столик был до отказа заставлен кружками с соком. А она так и не решилась спросить его о девушке. Даже не смотря на то, что сон был настолько реален, что вызывал череду бесконечных вопросов. Лучше ничего не знать. В конце концов, сыну уже пятнадцать лет и он имеет право на личные секреты.



Бегущая

Отредактировано: 25.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться