Грани

Размер шрифта: - +

Глава 5

Психиатрическая больница

Утро оказалось ужасным. От обезболивающих таблеток голова превратилась в воздушный шар, свербящая боль так и не прошла.

Сашка уехал с Ильей, и теперь тишину нарушал только Сомс – время от времени, он проносился мимо спальни, цокая когтями по линолеуму – ловил одинокую муху.

Диана лежала в постели и бездумно разглядывала потолок, пытаясь избавиться от очередного кошмарного сна: изъеденное червями полудетское лицо намертво врезалось в память.

Чувство тревоги усиливалось с каждой минутой и теперь все казалось неестественным, будто частичка души до сих пор была там, около призрачного дома с железным петушком-флюгером.

Сон не хотел отпускать, без конца кружил перед глазами.

Никогда прежде она не видела этого места. Посередине проселочной дороги, через скакалочку прыгала девочка. Поднимая желтую пыль чуть ли не до колен, она иногда странно улыбалась, глядя в небо. Тощие, светло-русые косички, вплетенные в бордовую ленту, при каждом прыжке стремительно летали то вверх, то вниз.

Скользнув по Диане равнодушным взглядом, девочка резко остановилась и убежала в заросли низкого кустарника, тянувшегося вдоль забора бесконечной лентой.

Диана шла, осматривая фасады зданий и ища таблички с адресом, а воздух, полный аромата сладких яблок, приятно звенел от зноя.

Через несколько минут она обнаружила, что дорога кончилась – за увитой диким виноградом калиткой возвышался двухэтажный серый дом, за которым желтел край поля и пятном чернел лес.

Огромные панорамные окна блестели на солнце, напоминая изумленные человеческие глаза. Со стен облетела почти вся штукатурка, а местами, на покосившемся фундаменте проглядывал зеленый мох, на остроконечной крыше не хватало черепицы; резной, железный петушок крутился и скрипел от ветра, сверкая проржавевшим хвостом.

У калитки Диана нахмурилась – она была уверена, что перед домом никого не было, но сейчас на лужайке сидел ребенок. Ни на кого не обращая внимания, та самая маленькая девочка увлеченно ковыряла лопаткой землю и что-то тихо напевала под нос. Ее длинное, бледно-желтое платье потемнело от грязи и прилипло к тощим ногам.

– Привет, ты не могла бы позвать маму или папу?

Вместо того чтобы повернуться на голос, девочка застыла, странно вытянув перед собой руки.

– А ты мне поможешь раскопать клад?

– Какой еще клад?

– Мой! Его нужно раскопать, немедленно!

Диана в растерянности заморгала:

– Помогу. Если только поговорю с твоими родителями.

– Хм… но у меня нет никаких родителей.

Отшвырнув лопатку в сторону, девочка круто развернулась и вскинула подбородок.

Ее маленькая голова была разделена на две части. Одна половина была нормальной – золотистые кольца волос красиво обрамляли скулы, а ярко- синий глаз поглядывал из-под длинных ресниц с живым любопытством.

Вторая часть лица была изъедена червями – толстые и неповоротливые, они не спеша ползали по коже и бесследно исчезали под челкой.

Как будто этого было мало, из пустой глазницы на поверхность выбралась мохнатая гусеница, свернулась в кольцо и, не удержавшись, слетела в траву. Не выдержав омерзительного зрелища, Диана упала на четвереньки и едва не подавилась рвотой.

Девочка, как ни в чем ни бывало, провела пальцами по волосам и улыбнулась.

– Ты не думай, я красивая. Я очень красивая. Понятно?

Не в состоянии произнести и звука, Диана послушно кивнула в ответ. В голове метались мысли, от которых становилось тошно.

– Что-то по тебе не скажешь, что понятно.

С недоверием прищурив единственный глаз, девочка подхватила подол платья и зашагала к калитке. Ее внешность неуловимо менялась – детские черты стирались, тело вытягивалось, приобретая более женственные формы. Наконец, остановившись и слегка наклонившись вперед, девочка растянула рот в жалком подобии улыбки.

– Меня зовут Лана. И я так рада, что ты впустила меня… – глаз довольно засверкал, и из открывшегося рта водопадом посыпались лоснящиеся мокрицы. Падая, они замирали на гладких спинках, а потом бешено молотили лапками в воздухе.

В этот момент Диана проснулась — крик застыл в горле, метнулись к лицу руки — она ощупывала кожу, не помня себя от ужаса, до тех пор, пока не успокоилась.

 

Спрятав остатки сна в самый дальний уголок памяти, она кое-как доплелась до кухни и включила чайник. На холодильнике, прижатая магнитом, белела записка: «люблю, не скучай».

Мило. Прямо как в начале отношений… подумать только. В коридоре надрывно запиликал телефон. Прихватив баночку йогурта, Диана уселась на пуфик и взяла трубку.

– Нина? Что-то случилось?

С соседкой они познакомились на детской площадке, почти сразу после переезда на съемную квартиру, и какое-то время старательно поддерживали дружеские отношения. Но вскоре выяснилось, что разговаривать совершенно не о чем – поэтому, все чаще сталкиваясь на улице, они перебрасывались парой дежурных фраз, и изредка делились кулинарными рецептами.

Диана никак не могла избавиться от ощущения смутного обмана – поведение новой знакомой казалось наигранным и фальшивым – натянутая улыбка, настороженный, оценивающий взгляд, неуместное, раздражающее заискивание перед Ильей.

Но прекратить общение она не могла из вежливости, – все-таки у Нины была своя семья – муж и двое прекрасных детей. Поэтому, поводов для глупой ревности не было. Точнее, не должно было быть.

– Ну, как тебе сказать… может и случилось. – Для эффекта, соседка выдержала многозначительную паузу. – Я решила развестись с Витей.

– Что? Но зачем? – от неожиданности Диана выронила баночку из рук, и вездесущий Сомс тут же сунул в нее лапу.



Бегущая

Отредактировано: 25.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться