Грани

Размер шрифта: - +

Глава 6

Кафешка

До летних каникул осталось всего ничего. Кажется, даже учителя расслабились и выполняли свои обязанности спустя рукава. Разумеется, никто этому не препятствовал.

По школьному коридору гуляло раскатистое эхо, а где-то внизу, на первом этаже гремела ведром уборщица, мрачно ругаясь под нос.

Почти все кабинеты были закрыты, и только самая крайняя дверь оставалась распахнутой – Семен Семеныч, старый географ, складывал стопки с тетрадями в портфель и, тихо напевая под нос, собирался домой.

Возле кабинета музыки Саша прижал Кристину к себе, и с удовольствием вдохнул персиковый аромат шампуня, исходящий от ее волос. Теперь он знал, что девушка обожает персики.

– Извини, но мне, правда, нужно спешить. – Кристина нехотя отодвинулась.

– Я мог бы проводить тебя до дома.

– Не уверена, что это хорошая идея. Может, в следующий раз?

– Но почему? У тебя есть парень, или я не достаточно хорош? – Сашка непонимающе нахмурился.

– Нет, ты что! Просто моя мама слишком строгая. Она меня убьет, если я опоздаю. Извини, ладно? – Кристина быстро чмокнула Сашку в щеку и, воспользовавшись его растерянностью, побежала по ступенькам на первый этаж.

На лестнице мелькнула знакомая розовая юбка. Заметив влюбленную парочку, Лиза остановилась, и стала нарочито медленно копаться в сумке.

Сашка вздохнул. Вот уже несколько недель они сидят за одной партой, обнимаются на лестничных пролетах и шепчут друг другу в уши всякую чушь.

Все было так, как он мечтал, но одновременно нет. Мама Кристины почему-то не производила хорошего впечатления – странная тетка, держит свою дочь взаперти и вообще ничего не разрешает.

Метнувшись к окну, Сашка успел заметить потрепанную Хонду цвета мокрого асфальта, выгоревшего на солнце. На заднем сиденье мелькнул знакомый силуэт.

Через мгновение машина с визгом скрылась за углом, оставив черные полосы на асфальте.

– Ходят слухи, что она просто мерзкая, неадекватная женщина.

Вздрогнув от голоса над ухом, Саша обернулся.

Лиза была так близко, что в нос ударил тошнотворный запах цветочных духов.

– И что?

– Да так, ничего. – Кокетливо наклонив голову, она со скукой посмотрела в окно. – Просто не понимаю, почему нормальные парни сами себе находят проблемы. Вот, например, ты. Еще полтора месяца назад ничего не знал об этой пустышке, а сейчас прямо с ума сходишь. Может, она тебя околдовала?

– Может быть. Тебе какое дело?

– Уверен, что хочешь узнать? – Лиза надменно усмехнулась, заметив, как Сашка отступил на несколько шагов. – Сбегаешь? А, между прочим, мы были бы прекрасной парой. Достойной друг друга. Ты и я.

– Что, начиталась любовных романов? Лучше скажи, зачем ты испортила рисунки.

– Какие еще рисунки? Ты не заболел? Бедняжка…ну, хочешь, я тебя пожалею?

Он ничего не успел сообразить, как, обхватив шею холодными руками, Лиза словно пиявка присосалась к губам.

– Дура! – кое-как высвободившись, Саша сплюнул на пол и с раздражением вытер рот, пытаясь избавиться от привкуса губной помады. – На меня твои штучки не подействуют. Ясно?!

– Куда уж яснее, малыш. – Насмешливо прищурившись, Лиза повесила сумку на плечо, и довольная, пошла по коридору.

Начало было положено.

 

На этот раз все вышло намного хуже обычного. Они задержались после уроков, не в силах расстаться даже на минуту. Что это за внезапное помутнение, от которого все тело деревенеет, и ты уже ничего не соображаешь, да и не хочешь соображать? Словно пьяные и потерявшие чувство меры, они жадно пытались остановить время, чтобы навсегда застыть в объятиях друг друга.

Скоро каникулы, а что же будет дальше? Неизвестность. Несколько месяцев назад Кристина даже не предполагала, что сможет вот так вот запросто влюбиться и потерять голову от чувств. Отношения развивались слишком бурно и не поддавались никакому контролю. Сейчас, в страхе замерев перед матерью, она мечтала снова оказаться среди школьных кабинетов, в надежде пережить все с самого сначала.

Но это, увы, невозможно.

Мечты пулей вылетели из головы – пощечина оказалась настолько сильной, что Кристина потеряла равновесие и, ударившись о стену, сползла на пол.

Мама возвышалась горой, уперев руки в бока – тощая грудь судорожно вздымалась, а хриплое дыхание вырывалось изо рта, как у смертельно больного человека.

– И не надо строить из себя жертву, поняла?!

– Я не строю. Просто в библиотеке была большая очередь.

– Очередь говоришь? – задрожав, она выдернула сумку из побелевших пальцев и одним махом вывалила содержимое на пол. – Где книги? Где чертовы библиотечные книги?! – злобно пнув тетради, она наклонилась и с размаху ударила по щеке:

– Лучше бы ты сидела дома и рисовала свои уродские картины. Но нет, посмотрите-ка, девочка выросла, стала умной! – она закатила глаза и, вдруг вцепившись в свое лицо ногтями, принялась тянуть кожу в разные стороны, подвывая.

– Мама, прости меня. Я больше не буду. Хочешь, я принесу тебе чая или кофе?

Кристина шмыгнула носом, быстро вытерла непрошеные слезы и напряглась, ожидая новой пощечины. Но мама презрительно скривила губы и, пошатываясь, побрела на кухню.

– Посмотри, на кого ты похожа! Иди немедленно умойся!

Протяжно заскрипела дверца шкафчика – там, на верхней полке хранились припрятанные бутылки с вином. Она частенько приносила алкоголь с работы, и каждый раз радовалась как ребенок, в красках описывая, как ловко удалось обвести вокруг пальца очередного толстозадого начальника.

Закрывшись в ванной, и включив воду, Кристина с облегчением присела на унитаз. Губы растянулись в непозволительной улыбке – даже пощечины не смогли избавить от необычайной радости в душе – она летала на невидимых воздушных крыльях, то взмывая в небо, то камнем падая вниз. Все черное виделось в белом свете. Теперь у нее была своя собственная, настоящая тайна. Приложив ладони к щекам, она ощутила, как горит и пульсирует кожа под пальцами. Наверное, глупо быть такой безрассудной, но иначе не получалось.



Бегущая

Отредактировано: 25.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться