Грани

Размер шрифта: - +

Глава 8

Измена

– Нам нужно поговорить. Хочешь ты этого или нет.

Сашка направлялся в прихожую, но, услышав тихий шепот из кухни, замер:

– Мам? Это ты мне?

– Не обращай внимания, я просто задумалась.

Диана встала перед зеркалом в прихожей и, пытаясь сосредоточиться, неловким движением поправила прическу. Все предметы вокруг расплывались, как после трех бутылок пива, а для нее это была убойная доза. Голоса эхом расходились в голове, превращая слова в бессмысленный набор звуков.

– У тебя ведь скоро последний звонок?

– Ну да, уже через неделю.

– Тогда нужно как следует отметить это событие, в каком-нибудь баре или на дискотеке. Устроим потрясную тусовку.

– Наверное. – Посмотрев странным взглядом, Сашка торопливо обулся и замешкался около двери.

– Кажется, кто-то произнес слово тусовка?

В футболке и потертых светло-голубых джинсах, Илья меньше всего походил на банковского служащего, опаздывающего на работу. По привычке поцеловав Диану в щеку, он подбросил брелок с ключами в воздух и, подмигнув, ловким ударом перебросил связку сыну. – Я спущусь через минуту. Только договорюсь насчет тусовки.

Молча кивнув и, даже не попрощавшись, Сашка выскользнул за дверь.

– Что это с ним? – голос предательски дрогнул.

Диана опустилась на угол пуфа и прикусила губу. Что, если сын догадался о том, что она подслушала ночной разговор? Неужели это видно по лицу?

– Я тебе поражаюсь. Ты умудряешься спать круглыми сутками и все равно выглядеть помято. – Пропустив вопрос мимо ушей, Илья покачал головой и раздраженно полез в карман за сотовым, – ну, что за работа! Алло… да. Я же сказал, что буду через десять минут! – отключив трубку, он недовольно нахмурил лоб:

– Извини. Они мне и минуты покоя не дают.

– Понимаю. – Диана мысленно взяла себя в руки и посмотрела мужу в глаза:

– Мне кажется, нам надо поговорить.

– Поговорить? – Илья положил телефон на тумбочку и, обреченно вздохнув, закатил глаза. – Прямо сейчас?

– А когда? Ведь ты вечно занят.

– Но я не виноват, что ты постоянно спишь. И о чем говорить? О таблетках на кухонном столе?

– Да, и о них тоже. – Чувствуя себя полной дурой, она подавленно замолчала, как обычно, растеряв все слова.

– Не нужно выставлять меня бесчувственным чурбаном. История с Ириной, бессонные ночи, кошмары. Думаешь, я не замечаю, как ты соскакиваешь среди ночи? Но, я же не могу постоянно сидеть возле кровати, как ручная собака. Мне работать надо. Ты хоть в курсе, что Сашка влюбился?

Что-то важное безвозвратно терялось по капле, а она этого уже не замечала, невидяще уставившись в одну точку.

– Ты меня слышишь? Сейчас не время впадать в депрессию и раскисать.

Поняв, что слова не произвели должного эффекта, Илья раздраженно фыркнул, и, круто развернувшись, широким шагом прошел на кухню.

Через секунду звякнул стакан, а из вывернутого до упора крана хлынула вода.

– Я ничего не буду пить!

Диана суетливо подскочила на ноги, но не смогла сдвинуться с места — так и стояла, сгорбившись и безвольно повесив руки. В каждом действии мужа видилась издевка — он послушно принесет ей воду, как какой-то случайной женщине, которой внезапно стало плохо на улице. А сам торопится уйти, недовольный, что она в очередной раз раздула проблему из-за пустяка. Это видно. Видно по глазам, по нетерпеливому выражению лица.

– Ты правильно сделала, что сходила к врачу. В этом нет ничего постыдного. – Вернувшись из кухни, Илья протянул стакан с водой и упаковку с желтыми капсулами, (ее капсулами!) – ранимая, как ребенок, ей-богу…

– Я же сказала, что не буду ничего пить.

– Тогда зачем купила таблетки?

– Не знаю.

С щемящим чувством, она заметила, как муж передернул плечами, едва не опрокинув стакан на пол. Конечно, можно было придумать тысячу отговорок, но не сегодня – в этот раз не было, ни сил, ни желания обманываться.

Илья мрачно сверлил ее глазами, явно не понимая, куда исчезла кроткая и покорная жена, которая без раздумий соглашалась с каждым его словом. Сейчас перед ним стояла совершенно другая женщина — настороженная, недоверчивая, со странным, фанатичным блеском в глазах.

– Я не собираюсь заниматься делами твоей подруги, ясно?

Он вдруг с раздражением вспомнил ночь, когда жена влетела в гостиную, всклокоченная, с вытаращенными глазами и опухшим от слез лицом:

– Я вообще не понимаю, что на тебя нашло! Из-за этой суицидницы в нашем доме все стало наперекосяк! Ты совершенно ничего не делаешь, бродишь по комнатам как привидение. Ничего тебя не волнует. Уже несколько недель мы питаемся бутербродами и пельменями из магазина.

– Я плохо себя чувствую, разве ты не видишь? – Диана всхлипнула и дрожащей рукой утерла первые слезы. Несомненно, удар попал в цель.

– Если плохо, пей лекарства!

– Хочешь довести меня до психушки, чтобы жить с любовницей? Ничего не выйдет! – не выдержав, она со злостью оттолкнула от себя протянутую руку и схватилась за столик.

Глаза Ильи потемнели, плечо и бок насквозь пропитались водой, и футболка моментально прилипла к телу:

– Ты что, совсем ничего не соображаешь?! – едва не зарычав от злости, он стянул через голову мокрую одежду и, скомкав, бросил на пол.

Диана наблюдала за мужем сквозь сетку тумана, который за его спиной становился гуще и плотнее, постепенно принимая дымчатые очертания женской фигуры. Не смотря на то, что силуэт был хрупкий и колебался, она была уверена, что видит победную улыбку на размытом призрачном лице.



Бегущая

Отредактировано: 25.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться