Грани

Размер шрифта: - +

Глава 10

Ребенок

Шарики ванильного мороженого наполовину растаяли. Нина отодвинула от себя вазочку и посмотрела на улицу сквозь панорамное окно кафетерия.

Раньше она обожала это место за неповторимую атмосферу уюта – овальные лакированные столики, темно-синие скатерти, декоративные, подделанные под старину светильники – все это поднимало настроение и успокаивало нервы.

Но на этот раз, любимое мороженое не спасало – каждый день ноющая боль внизу живота нарастала, вводила в болезненное состояние, жадно высасывая всю энергию без остатка.

Поселившаяся в сердце тревога перешла в ревность, а затем в депрессию, но Нина винила в этом всех, кроме себя. Да и что, в конце концов, произошло?

Каждая беременная женщина периодически ощущает недомогание. Ну ладно, почти каждая.

Она невольно опустила глаза, пытаясь разглядеть выпирающий животик. Тело все еще было стройным и гибким, лишь немного раздались вширь бока. Хотелось поторопить время, чтобы скорее ощутить первые легкие толчки внутри себя. Ребенок. Что может быть прекраснее?

Незаметно, жизнь с Витей превратилась в мучительную пытку — любое неосторожное движение или слово, приводили к неконтролируемой вспышке ярости. Просто в голове не укладывалось, как она могла быть такой глупой и слепой?

Как она вообще могла выйти за него замуж?!

Витя был идеальным отцом, но не мужем. Серьезный и добрый, он всегда находил время на детей – они висли у него на шее и всюду преследовали шустрыми, надоедливыми хвостиками.

Не смотря на то, что Нине постоянно требовалась свобода и личное время, она не могла задавить растущую ревность в душе и все больше отдалялась от мужа. Черствый как сухарь, он преображался на глазах, играя с девочками в комнате. По вечерам детская была завалена игрушками так, что шагу было негде ступить.

Вся любовь доставалась ему, а с какой стати? Разве это он страдал и мучился девять долгих месяцев?

Ну, ничего, совсем скоро все будет иначе. Покрутив в руке сотовый, она нервно прикусила губу — прошло двадцать минут, а Ильи все еще не было. Невыносимо.

Все труднее удавалось держать себя в руках, — настоящие чувства прорывались наружу, и больше не хотелось играть роль самоуверенной стервы.

Наконец-то, под раскидистыми ветвями клена припарковалась ауди и хлопнула дверца, заставив сердце затрепыхаться от волнения.

Илья шел через дорогу широким, уверенным шагом, а на губах играла высокомерная улыбка. Улыбка победителя.

Нина взволнованно провела рукой по волосам и оглядела зал.

Ближе к выходу, прямо напротив стойки сидела девушка в наушниках — ярко- розовые кончики волос то и дело падали в тарелку, но она не обращала на это внимания – увлеченно тыкала ногтем в кнопки телефона, а забытая ложка с шоколадным пудингом зависла в воздухе.

В противоположном углу, уткнувшись невидящим взглядом в пустые тарелки, ожидали заказа пожилые супруги. Их надутые в одинаковом недовольстве губы вызвали внезапный приступ смеха — вот в кого она превратится, если не решится на развод.

– Ты что творишь? – неожиданно возникнув перед ней, Илья вцепился пальцами в спинку стула и с подозрением уставился на стеклянную дверь. – Забыла, о чем мы договаривались?

Нина едва не заплакала от обиды: даже не поцеловал, не улыбнулся. А в глазах столько равнодушия! Все внутри наполнилось ревностным жаром, а лицо Дианы — умиротворенное и кроткое, будто издеваясь, тут же всплыло в памяти. Она окатила его испепеляющим взглядом.

– Я не собираюсь покорно сидеть и ждать, когда ты наговоришься со своей… тоже мне, королева!

– Ну, может и не королева, но пока еще законная жена. – Илья усмехнулся и посмотрел задумчивым взглядом, – что с тобой происходит? Я думал, что такие отношения устраивают обоих. Ты замужем, я женат. Зачем эти сцены?

– Ты прекрасно знаешь, что я решила подать на развод. Больше не могу жить в обмане.

– Вот как. – Обреченно вздохнув, он уселся на стул и, закинув ногу на ногу, несколько долгих мгновений смотрел в блестящие, серо-зеленые глаза, пытаясь угадать мысли. – В последнее время ты сама не своя. Что-то не так?

– И ты еще спрашиваешь?

– Нин. Ты мне очень нужна и прекрасно это знаешь. Но развестись я еще не готов. – Он с виноватым вздохом потянулся к руке, но Нина с горькой усмешкой оттолкнула пальцы, слегка задев вазочку с мороженым:

– Избитая сказочка для наивных дур. Нравится все и сразу? Не получится. Я легко могу раскрыть твоей женушке правду. Слава Богу, она не какая-нибудь калека.

– В том-то и дело. Диана не совсем здорова. И я не знаю, как заставить ее записаться на прием к врачу.

– Когда я звонила, все с ней было замечательно. Ангельский голосок едва не ввел меня в транс. Неужели с бедняжкой за это время случилась какая-то беда? Какой ужас! – Нина презрительно изогнула рот: совсем не об этом хотелось говорить, но слова, пропитанные раздражением, яростным потоком сорвались с губ.

– Хм… очень интересно. А мне почему-то все время казалось, что вы взаимно не замечаете друг друга.

– Ты ошибся, дорогой. Я, как последняя идиотка, даже напросилась в гости, а потом минут пять стояла под дверью и слушала вопли бешеного кота.

– И что, она тебя даже не впустила?

– Представь себе, нет.

– Интересно, а что бы ты сказала? – Илья с нервным смешком переплел пальцы. – Ну ладно. Дело не в этом. Просто с ней происходит что-то странное.

– Да неужели? И ты думаешь, я в это поверю?

Ничего не ответив, Илья подавленно опустил глаза и вздохнул, пытаясь вспомнить, когда в последний раз чувствовал легкость. Дерзкое ощущение опасности, адреналин – все это испарилось, оставив после себя слабое послевкусие. Он пытался повернуть время вспять, надеялся, что сможет обмануть прошлое, но…



Бегущая

Отредактировано: 25.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться