Грани

Размер шрифта: - +

Глава 15

Бургеры

– Вы что, совсем меня не понимаете? – Светлана Геннадьевна постучала по столу колпачком шариковой ручки. Все в ней было чересчур вульгарным: несмотря на форменный халат, при каждом движении, глаза невольно натыкались на упругую, высокую грудь, соблазнительно выглядывающую из глубокого выреза. Этот факт ужасно раздражал.

– Не думаю, что мне грозит что-то серьезное. – Нина обреченно уставилась на только что оформленную карту беременной: она чувствовала себя нашкодившей школьницей, которую отчитывают родители. – Это моя третья беременность, и я прекрасно знаю, что делать.

– Да неужели? – в выразительных, все понимающих глазах врача проскочила насмешка. – Зачем же пришли? Давайте вспомним жалобы: дрожь в ногах, отеки, тянущая боль внизу живота, кровяные выделения. С такими показаниями необходима срочная госпитализация. Особенно на вашем сроке.

– Я согласна только на домашнее лечение. – Нервно закусив губу, Нина покосилась на дверь.

Она с ужасом представляла, как выйдет в общий коридор и увидит очередь одуревших от ожидания женщин. Господи, какие они все жалкие! И она такая же — слабая, подурневшая, растерявшая последние крохи самообладания. Страх прочно обосновался в глубине души, но этого было мало, с каждым разом становилось только хуже.

Что с того, что она его получила? Ведь в любой момент Илья может уйти.

– Нина, вы здесь? Все-таки, лучше ехать в стационар. Неизвестно как ребенок будет развиваться дальше.

– Мне нужно посоветоваться с мужем. – Пожалев о своем приходе, она заерзала на неудобном стуле.

Вчера ночью, после неприятного разговора с Витей, живот пронзила острая боль. Настолько сильная, что она не на шутку перепугалась и с утра уже стояла в очереди на запись к врачу. Впрочем, все произошло как нельзя кстати: она умело воспользовалась ситуацией и уговорила Илью остаться на ночь. Он бросил сына и впервые ночевал отдельно от семьи. Как ни крути, а это многое значит.

– Нина. Вы сегодня явно находитесь в мире фантазий. – Снисходительно улыбнувшись, Светлана Геннадьевна закрыла журнал наблюдений и жестом указала на низкую кушетку. – Давайте я проверю дыхание. Но имейте в виду: направление все равно выпишу.

Нина послушно улеглась на кушетку и оголила живот. Ребенок внутри напряженно затих, предчувствуя чужое вмешательство.

 

Распахнув переднюю дверцу, Илья сидел в машине и задумчиво курил, пуская изо рта кольца дыма. Кольца получались рваные и почти сразу же рассеивались. Рука, державшая сигарету, едва заметно подрагивала.

Приостановившись на верхних ступеньках, Нина пропустила вперед молодую мамочку и недовольно наморщила нос — один только намек на мерзкий запах сигарет вызывал приступы тошноты. Он снова к ней не прислушивается, делает все по-своему. Интересно, какие мысли крутятся в голове, когда он так некрасиво морщит лоб?

Обросший и помятый, Илья бессмысленно моргал глазами, уставившись в одну точку и полностью погрузившись в себя. Оставалось только догадываться, что могло так на него повлиять: из энергичного, неотразимого мужчины он превратился в старую, разбитую рухлядь.

В то, что Диана ушла из дома и сошла с ума, Нина не верила. Только последняя дура может поверить в подобные бредни. Но сейчас Илья был рядом и принадлежал только ей. Решив сменить гнев на милость, она изобразила на лице нежную улыбку:

– Дорогой, а вот и я. Надеюсь, соскучился?

– Ох, извини. – Вздрогнув, он бросил окурок под ноги и машинально раздавил ботинком. – Что сказал врач?

– Ничего серьезного. Отделалась успокоительным. – Не желая его нагружать, она порывисто обхватила руками шею и, довольная, прижалась к колючей щеке. – Илюша, я не хочу, чтобы ты уходил.

– Я отвез девочек в садик и передал их воспитательнице седьмой группы. У нее огромное рыжее гнездо вместо волос. А еще она сильно гнусавит и постоянно щиплет брови.

– Все верно. Это Вера Станиславовна. Замечательная женщина. Можешь поверить на слово.

– Думаю, я ей не понравился. Впрочем, как и твоим дочерям.

Он устало вздохнул и высвободился из объятий. На коже осталось неприятное ощущение от прикосновения пальцев. Илья с трудом сдержал приступ отвращения.

Все было не так. Сквозь робкий взгляд и милую улыбку проступала другая, незнакомая, но настоящая Нина. С каждым днем ее запросы росли, и уже было недостаточно просто приходить время от времени. А если вспомнить, что вчера она призналась мужу...

– Ай, скорее, прижми ладонь! – она выгнула спину, подставляя живот, и Илья покорно замер, приставив ладонь к вздувшемуся боку. Ребенок ворочался, пытаясь поудобнее улечься, и мягкие, уверенные толчки изнутри приводили в благоговейный трепет. Когда-то давно, он точно так же касался Дианы. Вспомнив о жене, Илья испуганно отшатнулся.

– Нужно срочно ехать домой.

– Конечно, милый. – Нина безропотно устроилась на сиденье, достала губную помаду и по-хозяйски откинула козырек. Ее лицо смешно кривилось, пока она подкрашивала губы, манерно изогнувшись перед зеркальцем. Раньше Илье нравилось за ней наблюдать, сейчас же он с досадой отвернулся, думая, что необязательно придавать внешности слишком большое значение.

Автомобиль рванул с места и полетел по дороге, стремительно набирая скорость. Деревья мелькали перед глазами, сливаясь в одну беспрерывную зеленую линию.

На перекрестке, напротив сквера и дешевой забегаловки, образовав пробку, собралась гомонящая толпа. Наверняка, какая-то авария. Люди возбужденно махали руками и суетились — серый столб дыма уходил в ясное, ослепляющее голубизной небо. Сквозь щели автомобильных стекол в салон пробрался неприятный запах горелой резины.



Бегущая

Отредактировано: 25.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться