Грани

Размер шрифта: - +

Глава 16

Цена любви

«Здравствуй, дорогой дневник!

Никогда бы не подумала, что записывать мысли на бумагу так увлекательно.

Нет, ну что за безобразие. Степка сидит и сверлит взглядом, – вся перекосилась, бедолага, от злости.

Иногда, мне кажется, что вся ее жизнь — бесконечная слежка.

С тех пор, как подохла мерзкая собака, она не может успокоиться и следит за каждым моим шагом.

Она не в силах смириться с тем, что всегда приходится быть на втором месте. Вчера я обнаружила дырку на новом атласном платье — без сомнения, ее рук дело. Очень жаль, платье было безупречным.

До сих пор помню, как расширились глаза у Романа, когда он впервые увидел меня в бордовом корсете: верх в кружевных узорах, пышная юбка, а на талии широкий пояс с бантом. Просто восхитительно!

После долгожданных встреч, внутри еще долго пылает пожар. Это какое-то безумство, когда душой и телом стремишься туда, где находится он.

Раньше, подслушивая откровения в затаенных уголках клуба, я с трудом сдерживала смех. Все слова какие-то неправдоподобные, преувеличенные.

Теперь, оглядываясь назад, я отчасти понимаю некоторых.

Мне так хочется каждую секунду чувствовать жар тела, без конца дотрагиваться до мягких черных волос…

А сердце так беспокойно бьется. В точности, как у зайца. Однажды, отец принес одного из леса: бархатные уши, выпуклые, блестящие глаза. Пушистая грудка ходила ходуном, и казалось, крохотное сердечко под ладонью вот-вот разорвется на части. Сестра извелась, до умопомрачения хотела заполучить ушастого. Интересно, что она скажет, когда узнает про Романа. У нее ведь и парня-то нормального никогда не было.

Дэнис не в счет. Неповоротливый и пустой как барабан. Волочился повсюду, как поросячий хвост, думал усидеть на двух стульях. Вот умора! Что и говорить. У моей сестренки совершенно нет вкуса, впрочем, как и многих других качеств».

 

~ ~ ~

«Я совсем забросила тебя, дневник! Сколько прошло времени? Не меньше трех недель. Летом совсем не хочется сидеть в доме. Отец каждый день уходит в поле чуть ли не в пять утра, а возвращается ближе к ночи. Чаще всего, после тяжелого рабочего дня, он со стоном вытягивает ноги у печи и дремлет в ожидании позднего ужина.

В такие моменты жесткое, в вечных раздумьях лицо разглаживается и источает теплоту и покой. Не понимаю, как можно получать удовольствие от физического труда?

К тому же, теперь и мне велено работать. Будто никаких дел кроме этого не существует. Будто, мне это надо! Если я устану, то испортится цвет лица, поблекнут волосы, и я буду думать только об отдыхе.

А как же Рома? Он привык к тайным свиданиям. Сначала, я была категорически против встреч в сарае, но сейчас считаю, что это очень романтично: можно часами лежать на соломе, пить вино и разговаривать. А когда переплетаются пальцы и сливаются горячие тела, кажется, что мы – одно целое. Навсегда.

Сегодня, он сделал прекрасный подарок. Золотое колечко. Я слышала, что мужчина дарит кольца только в единственном случае — если видит девушку своей женой. Представить не могу, Рома — мой муж?!

Как жаль, что нельзя полюбоваться подарком прямо сейчас — только ночью, когда Степка спит. Сестра слишком завистливая, сразу же доложит родителям.

И, все-таки, Рома чересчур серьезно относится к нашим отношениям, боится, как бы злые языки не омрачили счастье. Глупый: ведь я-то знаю, что оно бесконечно. С нетерпением жду момента, когда все раскроется. Не будем же мы до старости прятаться от людей?

Слава Богу. Кажется, Степка уснула. Луна несмело заглянула в окно – такая огромная и яркая, что невозможно отвести глаз. Она единственная, кто знает все мои тайны».

~ ~ ~

«Интересно, почему нельзя обойтись без проблем? Снова кружится голова. Я просто уверена, что это из-за жары. С утра работала в поле, и вот результат – перед глазами разливаются цветные круги, к горлу подкатывает тошнота, ноет живот.

Хорошо маме — сидит в тени, вяжет уродливые салфетки, да изредка помешивает что-то на плите. От запаха мясной подливы выворачивает наизнанку.

Несмотря на мелкие неприятности, я все-таки решилась поговорить с Ромой о будущем.

Прошло достаточно времени чтобы узнать друг друга: с каждым днем убеждаюсь, что он единственный, кто мне нужен. Что это, если не любовь?

К тому же, наши свидания давно перешли все дозволенные границы. И будет лучше, если мы как можно скорее объявим о свадьбе. Вот это будет сенсация. Степка просто на стену от зависти полезет. И не удивительно — ведь Роман нравится всем девушкам в округе. Что ж, скоро им придется здорово разочароваться.

После ночных свиданий, я долго ворочаюсь в постели и не могу уснуть: не хватает ощущения сильного тела под рукой, только губы приятно зудят от поцелуев, напоминая о ночном сумасшествии.

Вот странность: чем чаще мы видимся, тем сильнее гложет тоска. Каждое расставание подобно пытке: день тянется мучительно долго, заставляя сходить с ума от нетерпения. Единственный выход — соединить наши судьбы навечно».

~ ~ ~

«Рука мелко дрожит – боюсь, что написать много на этот раз не получится. Образ Романа проступает даже сквозь мутную пелену слез. Я отчетливо вижу перед собой широкие, опаленные солнцем скулы, прямой нос, черные, непроглядные глаза.

Когда я в предвкушении счастья заговорила о свадьбе, он резко изменился: лицо омрачилось и потемнело, а губы вытянулись в тонкую нить. Все это навечно отложится в памяти. Навечно!

Сухим, ничего не выражающим голосом, он сказал, что никогда не стремился стать примерным семьянином. Все кончено. Не будет больше объятий и поцелуев. Исчезло единение душ, и Роман превратился в холодный кусок льда. Я плачу и не могу остановиться. Не может быть, чтобы один человек чувствовал столько боли. Неужели, все отвергнутые мною парни прошли эту дорогу в ад? Нет. Конечно же, нет.



Бегущая

Отредактировано: 25.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться