Грани магии. Лик Света

Размер шрифта: - +

Часть 4. Заговор

 

Часть четвертая. Заговор

 

Я так быстро поглотила еду, что даже не запомнила вкус. Все это время Калиф сидел рядом и не спускал с меня глаз.

- Что? – смутилась я.

Парень медленно потянулся к моей руке, бережно взял ладонь и, слегка коснувшись губами, поцеловал ее. А когда снова посмотрел на меня, в его глазах стояли слезы.

- Оу! – издала я, осознав, что вчера спасла этому несчастному жизнь. А ведь он находился на волоске от смерти. – Ну, будет тебе, - неловко улыбнулась я. И тут же, как истинная Проскурина, решила воспользоваться ситуацией.

– Калиф, солнышко ясное! А сними-ка с меня эти браслеты, а? А я тебя опять подлечу.

Слуга нехотя отпустил мою руку и виновато покачал головой.

- Ну хоть ключик принеси! - начала канючить я. – Никто же не узнает.  

По глазам видела, что Калиф сомневался, и решила его добить.

- И мы с тобой будем в расчете!

Где-то внутри пискнул тоненький голосок совести, что не хорошо давить на жалость и играть на чувствах потрепанного жизнью подростка. Ему могло сильно перепасть, если попадется. Но, черт возьми, что мне оставалось? Сидеть и ждать расправы уже не только Дареи, но и темного мага? Нет, спасибо!

Калиф почти согласился, но нас так не вовремя перебили. В комнату вошел смотритель южной части замка и недовольно уставился на слугу. Парень, пряча глаза, забрал у меня поднос с едой и быстро скрылся за дверью.

- Вставай, - грозно распорядился Сатар. Он явно был не в духе.

- Зачем? – не поняла я.

- Затем, что я сказал, - огрызнулся тот. – Вставай и следуй за мной.

Ткнув пальцем на дверь, я четко изложила свою позицию:

- Каждый раз, когда я туда выхожу, у меня становится на одного врага больше. Я так подумала и решила, что мне и тут хорошо.

Сузив глаза и поджав губы, Сатар неожиданно резко толкнув двери, от чего та с грохотом закрылась, а со стены полетела штукатурка. Но кого это заботило? Смотрителя точно нет.

- А все потому, что ты постоянно со всеми споришь! – заорал он на меня. – Ты это специально делаешь? Или у тебя дар попадать в неприятности?

- Знаешь что! – не выдержала я такой несправедливости и даже встала с постели. – Я независимая, самодостаточная, далеко не глупая и смекалистая… ведьма! А вы все пытаетесь посадить меня в клетку и пытать! Кому бы такое понравилось?

- А никто не говорил, что ты должна наслаждаться сим процессом, - заявил Сатар, поставив руки в боки. Он едва не пыхтел от возмущения. – Я простым эльфийским языком попросил тебя – не спорь с хозяином. Потерпи. Будь послушной ведьмой. И что ты сделала?

- Спасла Калифу жизнь и сама не сдохла! Вот что!

- Да плевать мне на раба, - зашипел мне в лицо Сатар. – А твою жизнь и так никто забирать не собирался.

- Тебя там не было, - не согласилась я и окончательно разозлилась. Ну наглость же какая! – И вообще! Ты мне кто? С чего это я тебя слушать должна?

На этих словах Сатар стал мрачнее тучи и надвинулся на меня. Мой пыл поутих, стоило осознать, что мужчина оказался слишком близко. Пути отхода у меня не было, только кушетка за спиной. А горизонтальные плоскости вообще путями отхода трудно назвать. И мысли мои в странном направлении двинулись, и злость на задний план отошла, но вредность осталась стоять на своем. Потому я тише, но добавила:

- Ты еще опаснее тех психов. От них я сразу подвоха жду, а ты… добренький такой. А потом как выдашь.

И он выдал! Такое, отчего даже моя вредность заткнулась.

Сатар притянул меня к своей твердой груди и с таким отчаянием впился в губы, будто от этого зависела его жизнь. В первые секунды это жесткое прикосновение сложно было назвать поцелуем. Скорее мужчина клеймил меня. Именно такие возникли ассоциации. Но через мгновение, не почувствовав сопротивления, он стал неописуемо нежным. Будто только сейчас осознал, что в его руках находилось нечто хрупкое и драгоценное – женщина. Прекрасна женщина. Я!

А я что? Поначалу впала в ступор, ожидая чего угодно, но только не домогательств. Потом, неожиданно для себя, вместо того, чтобы сопротивляться, начала прислушиваться к собственным ощущением. А потом и вовсе немыслимо! Поняла, что мне нравится. Не просто нравится, а полнейший восторг. Все признаки потери головы – мурашки по коже, бабочки в животе, дрожь в пальцах, грохот сердца и подкашивание ножек. Та самая химическая реакция, которую ни с чем не спутаешь и никак не сможешь отрицать. Даже запах Сатара действовал на меня, как афродизиак.

И я отвечала. На каждое ласковое, но настойчивое прикосновение губ. Позабыв обо всем на свете, просто отдавшись странному порыву быть рядом с этим мужчиной; позволив себе ощутить мгновение нежности, хоть на миг побыть слабой в руках сильного. Это чувство опьяняло не хуже алкоголя. Но эффект был не долгим.

Я испугалась. Чего именно – не поняла сама. Или того, что все это быстро закончится, а потом мне придется краснеть. Или того, что Сатар лишь играл мною так же, как и остальные. А я не могла ему этого позволить.

Первая его оттолкнула, а он меня отпустил. Поймав мой взгляд, не требующих лишних слов, он тяжело вздохнул и нехотя направился к выходу. Я видела, как побелели костяшки его пальцев, когда он схватился за ручку двери. Он замялся там, стоя ко мне спиной, будто хотел сказать что-то, но сдерживал себя.

- Иди-иди, - поторопила я. Меня все злило. Его нерешительность, тяжелые вздохи и взгляды. Его наглость, в конце концов.

Сатар ушел, а я, не понимая своих чувств, дико разозлилась.  Возникло непреодолимое желание запустить что-то тяжелое ему вслед. А раз желание непреодолимое, то противиться нет смысла. Лишь разбив о стену вазочку, я попыталась понять, почему так бесилась. И пришла к логическому заключению, что столь эмоциональной мне быть положено ввиду обстоятельств.



Альмира Рай

Отредактировано: 11.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: