Грася

Размер шрифта: - +

Глава 2

<i>Так прошёл ещё год.</i>

 

     Зибору пришлось рано повзрослеть. Он справлялся с одинокой жизнью. В одиннадцать лет мальчику никто не будет платить то, что он заработал, но из кузни его не гнали, учили и того, что выдавали, ему хватало на еду. Если бы отец не собирал денег, то сейчас сыну пришлось бы туго, а так, он остался жить, где привык, вокруг были люди, хоть и не родные, но и не чужие. Та же Граська всегда возле него крутится, ждёт его с работы. За одеждой следит, хитрая мелочь. Сама не стирает, относит к верхним соседям, там прачка живёт. Малявка, бывает, бегает, постиранное бельё хозяевам разносит, а те славной малышке больше платят. Граська по-честному прачке всё отдаёт, но за это та Зибору одежду стирает. Зато, если где порвалось, будет сидеть, пыхтеть, но зашьёт своими ручками. Но ценность малявки не в практической пользе, а в том, что с ней хорошо. Она сидит с ним, обязательно что-нибудь интересное расскажет. А ещё вот что выдумала:

     − Знаешь, − однажды тихонько призналась синеглазая мелочь, − мне кажется, что я не такая как все.

     Не дождавшись реакции, по-заговорщицки зашептала:

     − Думаю, я со звезды упала.

     Смех сдержать было невозможно, в другое время Граська может и надулась бы, но видимо очень уж ей высказаться хотелось.

     − Вот слушай. Раз − это мои глаза. Только на звезде Вариетас есть такой цвет. Я чую, что это неспроста. Потом ещё… «раз», − малявка загнула второй палец, но как назвать его не сообразила. − Я много знаю такого, чего никто не знает! – отложив проблему с пальцами, выпалила она.

     − Ну чего ты знаешь? – слушать её было смешно.

     − Я так сказать не могу, но когда надо, я столько всего знаю! – почувствовав, что высказанная тайна звучит неубедительно, Грася расстроилась и, наверное, долго горевала бы, если бы не обратила внимание на загнутые пальцы. Тут глаза её засверкали, и оставалось пожалеть её мать, пигалица явно что-то задумала.

     Никто не знал где, спустя время, познакомилась мелкая модница с вышедшей на пенсию магичкой, но каждый день она, сопровождаемая бранью матери, убегала учиться. Её запирали, её сторожили, её лишали пищи, но она всегда сбегала. А когда Грасю выпороли от души, то и вовсе не возвращалась домой пару дней. Вот тогда её и привела домой почтенная лэра и сказала, что, несмотря на то, что девочка магически не одарена, она даст ей образование. Граська стояла, задравши нос, даже выше ростом стала, а манерничала просто ужас как. Можно было подумать, что не голодранку привели, а принцессу.

     Девочка стала реже появляться во дворе, и первым заскучал Зибор. Ему раньше и в голову не приходило, как много значила для него её потешная забота. Он стал угрюмым, почти перестал со всеми общаться, а по вечерам казалось, что ещё чуть-чуть и из его жилья послышится протяжный тоскливый вой.

     Вскоре люди отметили, что и семья Граськи стала меняться. Девчонки почти перестали гулять, всё матери помогали. Строго у них нынче, не слышно ни смеха, ни ругани. Вроде бы и хорошо всё, да только старшая, без оглядки и с радостью, сбежала служить в крепость, а младшие с каждым днём какие-то бесцветные делались. Даже отец их, вернувшись, сделал замечание жене, чтобы не была так сурова с девочками.

     Граська же стала, как отрезанный ломоть. Прибежит, переночует и рано утром снова к своей магичке несётся, учиться. А однажды, когда она примчалась бледная и с шальными глазами, то Зибор придумал встречать малявку и провожать домой. Так и повелось у них.

     Сначала ребят задирали в квартале приличных людей, но после привыкли к ним и уже считали за своих. Ничего, что парочка бедно одета, ведь по манерам видно, что крошка точно не из простых людей. А в военное время всякое случается, никто не застрахован от внезапного осиротения или потери своих земель. Граська же никогда не стеснялась остановиться, увидев знакомых своей учительницы, вежливо поздороваться, спросить, как их здоровье, есть ли новости от тех родных, кто служит. Сама могла что-нибудь рассказать, и так у неё это естественно получалось, что собеседники ещё долго улыбались, когда она с ними прощалась.

 

     Прошло ещё четыре года.

     В столице на каждом углу обсуждали новость. В еженедельнике написали обращение к гражданам Дивного королевства от главы тайного ведомства о наборе сотрудников, не обладающих магическим даром. Требования предъявлялись довольно жёсткие, но это был шанс для тех молодых мужчин, которые являлись кормильцами младших братьев и сестёр. Вроде они и отправлялись служить, но при этом оставались в городе и могли приглядывать за своими. Так рассуждали на улице. Никто не думал, что служба могла оказаться опаснее, чем в крепости, трудной и изматывающей. Это была новость, это был первый шаг к переменам, и это стоило обсудить.

     В семье молодых Фероксов работу не обсуждали. Алеш и Агнес разошлись по разным частям особняка, и каждый пытался успокоиться, как мог. Глава ведомства спустился в подвал и, выпустив все тени тварей изнанки из тренировочных кристаллов, сражался с ними.

     Его жена нервно расхаживала по гостиной и время от времени хватала какую-нибудь вещь, чтобы швырнуть её об пол, но аккуратно ставила её обратно. Каждая мелочь в доме стоила дорого. Раздражение не находило выхода. Алеш иногда бывал невыносим. Все думают, что он без ума от неё, но как же они ошибаются! Было бы это так, он давно настоял бы, чтобы ей отдали кристалл правды, продвинул бы её в совет, а не приставал бы к ней насчёт детей.



Юлия Меллер

Отредактировано: 27.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться