Гражданство для попаданки

Размер шрифта: - +

Глава семнадцатая.

 

Хороший друг хранит секреты.

Лучший друг помогает хранить секреты.

(с) Лорен Оливер

 

— Встретимся в столовой! — крикнула я сонным соседкам, покидая комнату. Успела заметить, как девушки переглянулись между собой и откинулись на кровать: ведьма даже накрыла голову подушкой, так не хотела просыпаться.

Это и не удивительно — я встала ни свет, ни заря, чтобы успеть к пробуждению эльфийки. Сутки, ведь, почти прошли с того момента, как она отключилась. Я представляю ее реакцию, когда очнется — испугается, бедняга. А нам только очередного обморока не хватало.

Подхватив путающуюся между ног юбку, я ускорилась, чтобы не опоздать. Сегодня я отдала предпочтение черному платью, в котором была в день поступления. Жаль, что форму в Академии не выдают — гардероб мой совсем скромный. У меня была мысль о покупке пары-тройки платьев, пока была возможность посетить город, но я одернула себя, заверив, что переживу отсутствие разнообразия вещей, не в первый раз же. А если сильно надо будет, уверена, кто-то с девчонок поделится платьем для маскарада.

Добравшись до лечебного крыла, я заглянула в палату — Эйнхасад еще не пришла в себя, а миссис Пицбург нигде не видно. Я присела на край соседней койки и погрузилась в свои мысли.

Часть меня была рада тому факту, что не осталось воспоминаний о той самой ночи. И лучше бы мы не вспоминали! Как мне теперь смотреть в глаза Шаарану? А ведь придется, мы же в одной группе. Другая моя часть, более рассудительная, задавалась вопросами: зачем он стер нам воспоминания? Что это за сила, вытворяющая подобное? Подчищая нашу память, он же расчитывал, что она к нам не вернется. И если бы не котофей, то так бы мы и ходили в неведенье.

Почему Шааран ведет себя так странно по отношению ко мне? Он помнит поцелуй и думает, что я — нет, но флиртует со мной с момента первой встречи после «Пьяного эльфа». Что на него нашло? И после тет-а-тет с куратором, было в его взгляде что-то такое, с чем он отчаянно боролся. Он хотел меня поцеловать, но остановился.

При мысли о возможном поцелуе с ним, мое сердцебиение участилось. Стоп, не стоит мне об этом думать, а мечтать — так и подавно. Во-первых, он зачем-то стер воспоминания, значит, нельзя подавать даже вида, что я в курсе про наш…ммм… В общем, о том самом. Во-вторых, я все же зла на него за те обидные слова. В-третьих, мне нужно сконцентрироваться на занятиях, особенно — индивидуальных. Не самое подходящее время впускать в свою жизнь и делиться секретами. Да еще и с демоном!

— Генри?..

Я повернулась к эльфийке, которая рассматривала палату слегка ошалело.

— Что ты?.. Что я?.. Что случилось? — в девушке заговорила паника.

­— Спокойно, Эйни, — попросила я ласковым тоном, выглядывая, не появилась ли лекарь. Убедившись, что мы одни, я поспешила с ответом: — Мико забыл сообщить нам о последствии, поэтому последние сутки ты провела здесь, мирно посапывая.

— Что-о? — светлокожая эльфийка побледнела. — Но как же знакомство с куратором? Я же…

— О, на счет этого можешь не переживать — мы решили возникшую проблему. А вот несостоявшегося жениха — не стоит сбрасывать со счетов.

На мое удивление, остроухая не упала в обморок и даже не покрылась пятнами, она просто на мгновение прикрыла глаза, а когда открыла — обратилась ко мне с самым серьезным выражением лица, на которое была способна:

— Прошу, расскажи все в подробностях.

И я рассказала: начиная от своего перевоплощения и заканчивая перемещением эльфийки в лечебное крыло.

Девушка молча слушала меня, а когда я закончила свой рассказ, она с благодарностью во взгляде, обхватила мою ладонь своими руками и сказала одно-единственное «спасибо».

— Как ты себя сейчас чувствуешь? — поинтересовалась я, насупив брови.

— Как-будто хорошенько выспалась, — девушка виновато улыбнулась. Раз никакой слабости или других побочных эффектов не замечено, нами было принято решение, не дожидаясь миссис Пицбург отправиться в столовую.

— Генри, ты кому-то говорила о моем… одногруппнике? — осторожно спросила Эйнхасад, стараясь не выдать своего напряжения. Я всем своим существом почувствовала, как важно ей услышать утешительное «нет». Когда я заверила соседку в том, что о моей стычке с ее женихом никто из наших друзей не знает, на девичьем лице отразилось неподдельное облегчение.

— Эйни, чего ты боишься? Ты можешь нам доверять. После всего, что между нами было, — я подмигнула подруге.

Понимаю, что с моей стороны эгоистично просить откровений, тогда как сама я являюсь одним большим секретом. Но по себе знаю, что, разделив бремя на двоих, жизнь станет ярче и легче. Проблемы, которые порой нам кажутся беспросветной черной полосой, вмиг становятся на пару тонов светлее.

Морская эльфийка тяжело вздохнула, обдумывая свой ответ.



Екатерина Зыкова

Отредактировано: 10.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться