Гражданство для попаданки

Размер шрифта: - +

Глава двадцать первая

 

"Я не знаю, куда попадают люди после смерти, но я точно знаю,

где они остаются. Те, кого ты любишь, всегда с тобой" (с)

 

— Мирабель Генриетта Мон’Штрау, — раздался голос над ухом. Я пыталась рассмотреть его обладателя, но видела только расплывчатое пятно.

— Кто здесь? Кто ты?

Голос казался теплым, родным, но в то же время незнакомым. Я постаралась сфокусировать зрение, но никак не получалось.

— Папа? Это ты? Я что, умерла?

Ответом мне послужил тихий смех, пронесшийся шелестом по округе, где бы мы ни были.

— Мышка, это всего лишь сон, — он ласково коснулся рукой моего лба. Так приятно было ощущать на себе его прикосновения. Вот было бы здорово, чтобы он всегда был рядом...

— Нет, мышка, ты не можешь быть со мной. Еще очень рано и я искренне надеюсь, что встретимся мы не скоро, хотя мне и самому ужасно не хочется тебя отпускать. Но я должен. И ты должна. Должна!

— Должна… — повторила я за отцом, словно зачарованная.

— Запомни, мышка, ты должна найти всю информацию о Скайфайерре.

— Кто это? — имя показалось мне знакомым, но я никак не могла вспомнить, откуда его знаю.

— Скажи Керри, чтобы он передал тебе оригинал нашего семейного дерева. Я ошибся, когда решил, что для тебя безопаснее ничего не знать. Ты должна все выяснить... должна...

Голос становился все тише и дальше. Мое сознание тянулось к нему, но ответом была удушающая тишина.

— Папа? Папа! Ответь мне...

Мне стало так одиноко, так холодно. Возникло непреодолимое желание забыться крепким сном. Стоп. Мне нельзя. Я же должна... Должна узнать правду. Должна!

 

Я резко открыла глаза. Пришла в себя на мягкой перине, коей оказалась больничная койка.

— Генри! Как ты себя чувствуешь? — послышался сбоку взволнованный и возбужденный голос моего друга.

Тело болело так, что невозможно было даже голову повернуть. Я облизала пересохшие губы и прохрипела одно-единственное — «воды».

Каин сразу же вскочил со стула и быстро налил мне из графина, стоящего на прикроватной тумбе, заветную жидкость. Он заботливо поднес к моим губам стакан и медленно утолил мою жажду.

— Миссис Пицбург, она очнулась! — дракон позвал главную целительницу, а я скривилась от громких звуков. — Прости, Генри, буду говорить тише.

В мою «палату» зашла женщина, которая с профессионализмом просканировала меня взглядом, немного нахмурилась и приблизилась вплотную, оттесняя блондина в сторону.

— Ану-ка... — пробормотала она, подняв над моей головой руки и проведя их вдоль всего тела. Закончив магический осмотр, она сообщила: — Все в порядке. Наконец-то действие лекарств подействовало. Жизни пациентки ничего не угрожает. Ну, и заставила ты нас поволноваться, милочка, — на лице женщины отражалась искренняя забота и облегчение от моего пробуждения. — Я отправлю сообщение вашему куратору. Он просил сообщать ему о твоем состоянии, — напевая себе веселую мелодию под нос, женщина удалилась.

Я перевела свой взгляд на дракона, который присел прямо на кровать и взял меня за руку, крепко сжав.

— Что случилось? — мои связки болезненно ныли с каждым произнесенным слогом. Да что, черт возьми, со мной произошло?

— Случилось то, что профессор Данте облажался. Перед поединками он поставил на всех нас невидимую защиту от серьезных повреждений. Уверенный в своих действиях, он не убедился, не заметил, что на тебя, почему-то, защита не подействовала. Потому от ударов Дарсии, которая, к слову, выплакала все глаза и винит себя в произошедшем, у тебя... В общем, демоны же по физиологии очень крепкие. Не такие как орки, но все же в разы превосходят людей. Одним из ударов она сломала тебе три ребра. Не знаю, каким волшебным образом, ты не потеряла сознание сразу же, а смогла сделать несколько шагов... — взгляд парня стал печальным и полным боли. Мне захотелось обнять его и утешить, сказав, что со мной все в порядке, но я молча ждала продолжения, предчувствуя, что самое страшное услышу впереди. — Одно из поломанных ребер задело... сердце. Ты могла умереть, Генри. Прям у нас на глазах. И никто этого не заметил! — он сильнее сжал мою руку, опуская взгляд. Я чувствовала, что он сердится на себя и сжала в ответ его пальцы.

— Когда ты начала падать, я успел тебя поймать, а подбежавший профессор телепортировал нас троих в мед-крыло. Мы могли не успеть, Генри. Ты, действительно, была на волоске от смерти. Я чуть тебя не потерял. До сих пор смотрю на тебя и не верю, что самое страшное позади. Я так боялся, что ты не придешь в себя.

Я постаралась успокоить его, просипев:

— Я в порядке, Каин. Все нормально.



Екатерина Зыкова

Отредактировано: 10.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться