Грехи и корона

Размер шрифта: - +

Глава 3. Жрецы и кошки

Я проснулся от раздражения – молитвенные завывания Грау, словно тупым мечом в грудь давили, тоскливые и бессмысленные.

Вечернее солнце заливало комнату ослепляющим светом, окрашивало темные волосы Грау в красные тона, тенями рисовало на ее лице тревожные узоры.   Закрыв глаза, она стояла на коленях, у самых губ соединила кончики пальцев, и пела, и пела, и пела. Я знал лугарийский, но различить мог только отдельные слова – солнце, ветер и кровь, битва, победа, щедрый бог, жестокий бог… потроха?.. Служители Хранящего Вечность Господина взывали к своему богу с большей утонченностью, можно сказать – научно. Грау же казалась какой-то дикаркой.

Я совсем мало знаю о Богах-покровителях и жрецах, меня всегда больше интересовала их политика, а не сама религия и сила, которую получают отдавшие себя в служение. И когда Грау наконец замолкла, я спросил:

  – А как становятся жрецами?

От ее пораженного взгляда стало смешно.

 – Я знаю, что Хранящий Вечность Господин, или, скорее, Арвис, выбирает будущих жрецов еще в раннем детстве, тех, что отмечены Богом. Но как в других странах? Ты тоже жрица, хотя и принцесса, и я слышал о многих уже взрослых фалианцах, что становились жрецами… Эта ваша божественная сила, потенциально может раскрыться в любом? Надо просто верить? Или надо просто научиться, следовать тайным инструкциям…

 – Ты что ли захотел стать жрецом?

Эта женщина понимала некоторые вещи еще быстрее меня. Чудовищно неприятно.

 – Решил, что обладая божественным даром, сможешь одолеть Арвиса? Уже подыскал, кого из Богов порадуешь своей верой в обмен на силу? Ох, Хэлл, какой же ты еще мальчишка!

Такое чувство, будто она все два с половиной года ждала момента, чтобы произнести эту фразу. Мальчишка! Она старше меня всего на шесть лет, а  сколько снисхождения! То, что Хедвин надоумил эту язычницу обмануть меня – и все так хорошо получилось, еще не делает ее умнее.

Я с трудом сдержал едкий ответ, все-таки Грау – женщина, горюющая женщина, а я благородный принц – нужно быть милосердным.

Отомщу ей позже. Когда придумаю как.

 – И все же, просвети меня. Ты ведь и сама жрица, и, думаю, неслабая, так?

Грау помолчала, оценивающе меня рассматривая, но все же ответила:

 – В Лугарии, в двенадцать лет, каждый входит в храм и молит Бога Солнца, Ветра и Войны о благословении. И каждого он одаряет своей милостью, в каждом зажигает искру своей силы. У кого-то она гаснет быстро, у кого-то тлеет долго, а у кого-то разгорается ярким пламенем – все зависит от духа человека, страсти его желания, усердия. Я не хотела быть жрицей-хранительницей, слабой телом женщиной, милой принцессой, я хотела сражаться вместе с братьями – и научилась. Для вас, ротенландцев, это дикость, но в нашей стране – и женщина может решать свою судьбу.  Семья одобрила мой путь…

Я мысленно закатил глаза.

Да-да-да, а потом на Лугарию напали кочевники, а потом еще и Шарленское княжество и старшие сестры Крисельи, видимо те, что желали быть хранительницами и укреплять положение королевской семьи выгодными браками, погибли. И пришлось бедной Криселье стать моей невестой ради союза наших королевств, ради помощи в войне. Ротенланд  – островок вечного спокойствия  среди бушующих сражениями стран-соседей, таково покровительство нашего бога, как твердят жрецы. И редко мы вмешиваемся во внешнюю политику. Но Хедвин не забыл о свое старой родине, добился в Верховном Совете своего, получил одобрение жрецов, отправить скучающее войска на помощь осажденной столице Лугарии – и мы победили, помогли… Благодоря неожиданности нападения и хитрой тактики, а не военного мастерства солдат.

Боевое прошлое моей невесты от меня, да и от всех, Хедвин разумно скрыл, но кое-что я знал. И знал, что теперь она делает – не отвечает на мой вопрос, и вправду, зачем ей это? Она о себе откровенничает, опять пытается вызвать доверие.

Поздно, слишком поздно, милая Криселья, лживая Грау.

Я и без твоей помощи с Богами разберусь, зря только завел этот разговор.

Останавливаться вовремя Грау умела, замолкла, поняла, что я не расположен ее исповедь слушать. О том, как она ночной кошкой стала, или еще лучше  о злосчастной короне, я послушать не прочь.

Но она изворотливо избегала этого вопроса, и у меня уже не осталось сомнений – короны у Грау нет. Не было и изначально или украли, не важно, главное – бедняга Эль надел ее, настоящую, не сомневаюсь, и теперь… Каким он станет королем, что кроме нелюбви ко мне есть в Эле нехорошего? Ужасно обидчив, раздражителен и горд, очень горд – неприятная смесь. Если бы я знал больше о возможностях  божественной силы! Могла ли Грау стереть проклятье короны, да так, чтобы Арвис не заметил, или она подменила проклятье на свое, или… Бездна! Бессмысленно гадать, и еще бессмысленней пытаться выведать правду у моей неблагонадежной союзницы.

 – Пока ты отдыхал, я кое-что разведала.

Говорит так, словно не она меня уболтала, заставила отправиться спать среди дня – наверняка очередные жреческие штучки. Но сон и вправду пошел на пользу, прояснил туман в голове, помог принять решение.



Анастасия Сыч

Отредактировано: 28.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: