Грейси

Размер шрифта: - +

Грейси

Воскресным утром Грейси с трудом поднялась с кровати, скривив от боли лицо: в правой ноге что-то неприятно защемило, но отпустило почти сразу же. Голова раскалывалась. Спала она ужасно, так как всю ночь её мучили тревожные сны. Особо ей запомнился сон, в котором она плыла в лодке по широкой реке, берегов которой почти не было видно. Чем дальше уплывала лодка, тем тревожнее становилось девушке. Словно что-то вязкое обволакивало её тело. Она хотела спрыгнуть с лодки посреди реки, но, взглянув в чёрную мутную воду, испугалась. Ещё большая тревога, смешанная с чувством некоторой безысходности, охватила её и всё усиливалась – как вдруг девушка проснулась.

         Сердце её сильно билось, и она не совсем понимала, отчего этот сон так напугал её. Мало ли, какой кошмар может привидеться во сне?

         Сегодня она собиралась посетить картинную галерею, в которую не могла попасть уже пару дней. В ней проходила выставка некоего художника, творчество которого было посвящено культуре древних народов. Эта тема была интересна Грейси, но работа хирургом в местной больнице отнимала у неё много времени. Порой она так уставала, что еле доползала до постели, на которую падала в изнеможении.

         Взглянув на часы, она обнаружила, что они встали и теперь показывали ровно 11:26. Понимая, что проспала и может запросто опоздать в галерею, в сильной спешке Грейси позавтракала – хотя, судя по всему, время уже близилось к обеду – оделась и скорее побежала на автобусную остановку. Телефон её как назло тоже разрядился, как всегда бывает, если куда-то сильно опаздываешь, отчего она даже не могла понять, который сейчас час.

Выбегая из дома, она чуть не забыла свою сумку, в которой лежал билет на выставку, купленный заранее. Забудь она её, то опоздала бы уже наверняка, возвращаясь домой во второй раз.

         Ей всё казалось, что автобус едет слишком медленно. Опаздывать на выставку ей совсем не хотелось – она долго ждала это событие, чтобы вот так взять и не успеть.

Издалека девушка увидела больницу, в которой работала. Автобус проезжал довольно далеко от неё, поэтому она скрылась из вида так же быстро, как и появилась в поле зрения. Сама не зная зачем, Грейси вытащила билет из сумки, пробежала его глазами и засунула в карман своего платья. Она чувствовала себя тревожно. Выскочив из автобуса, побежала как можно скорее – от остановки следовало пройти ещё некоторое расстояние, прежде чем достичь входа в картинную галерею.

         Издалека она заметила какое-то столпотворение посреди дороги, прямо перед галереей. Движение на одной стороне улицы было приостановлено, рядом стояло несколько машин, толпа же обступила вокруг, рассматривая что-то, лежащее на земле. Подойдя ближе, Грейси вскрикнула и зажала рот ладонью: на земле лежал труп девушки. Её руки были распластаны в стороны, правая нога вывернута в неестественной позе, а вокруг головы образовалась лужица крови. «Авария, страшная авария… Такая молодая!.. Врезался на бешеной скорости… Мгновенно погибла…» − слышались перешептывания в толпе. Скорее отвернувшись от этого жуткого зрелища, девушка прошла дальше.

         Войдя в вестибюль галереи, девушка обнаружила, что её сумка пропала. Она поспешно вспомнила свой путь в деталях, но всё проходило в такой спешке, что она могла её оставить где угодно. Да хоть на том же сидении в автобусе.

         Однако тут же она вспомнила, что билет у неё в кармане. Так что сумка ей уже ни к чему. У входа из вестибюля в галерею никого не оказалось: из-за аварии многие выбежали на улицу, в том числе и некоторые работники галереи и посетители, отчего в зале было на удивление пусто. Здесь некому было показывать уже ненужный билет, и Грейси скорее прошмыгнула внутрь, положив его обратно в карман, и пошла вдоль по коридору.

         Вокруг висели картины, но девушка никак не могла сосредоточиться. Этот день был слишком насыщен тревожными мыслями, отчего она находилась в некоторой растерянности. Несколько картин она прошла так быстро, что даже не заметила, что на них изображено, как вдруг её словно что-то толкнуло в грудь, и она остановилась около большого полотна в деревянной раме. Около неё стояли трое: две женщины, одна из них с неестественно пышной прической, и мальчик болезненного вида. Его кожа была совсем бледной, Грейси даже показалось, что она отдавала синевой; руки и ноги были совсем тоненькие. Правая штанина была чем-то сильно запачкана, но он стоял в тени, и было не разобрать, чем именно.

Будто и не замечая девушку, женщины продолжали свой разговор:

         − И поделом ей. После того, что по её вине произошло с моим сыном… − голос первой женщины осёкся, будто она готова была разрыдаться, но изо всех сил сдерживалась.

         − Но ведь она даже не знала, что такое могло произойти…

         − Она врач! Она не могла не знать. Она просто отказалась оперировать моего сына! «У него всего лишь болит живот, прекратите паниковать». А я после узнала, что просто закончилась её смена и она не хотела больше возиться, − губы её задрожали, уже не пытаясь сдерживать слёзы, она продолжила: − Приступ настиг его внезапно. Ты понимаешь, что если бы она вовремя приняла меры, он был бы жив сейчас?! Она перепутала – и я уверена, что намеренно – приступ аппендицита с обычной болью в животе. И ты ещё пытаешься её оправдывать?



Борис Воскресенский

Отредактировано: 03.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться