Грёзы ангела

Размер шрифта: - +

Грёзы ангела - 21

Грёзы ангела - 21

Ренсинк Татьяна

***
Снова Фредерик и Николай решили провести ночь в играх в клубе. Изрядно употребив там шампанского, они на долго не стали задерживаться да вскоре удалялись пешком прочь:

-А отчего ты решил уже домой возвращаться? - вопросил Николай, вспомнив беседу с Каролиной Карловной в салоне у Елагиной.

-Ох, надо когда-то и дома объявляться, - хихикнул тот. - Да и столько здесь роскошных барышень встречаю, что боюсь, женюсь, коли останусь!

Такое признание веселого друга заставило Николая от души смеяться вместе с ним.

-Неужто Каролина сердце украсть пытается? - удивился он, чуть успокаиваясь.

-Нет, но она крайне мила, - признался Фредерик.

-Я тоже был ею очарован. Она, кстати, дочь русского немца, профессора Карла Яниша. Он медик, но занимается и литературой, и астрономией. Крайне строг в выборе жениха для дочери. Так вот Каролина, прознав, что я игрок да несерьёзный человек, не очаровалась мною так, дабы подарить хотя бы поцелуй, - с сожалением цыкнул Николай и снова засмеялся. - У меня есть идея! Я покажу тебе ещё больше очаровательниц. И жениться не надо будет!

-Думаешь, не женюсь?! - смеялся Фредерик, став ещё больше покачиваться на ногах.

-Гарем у нас заводить не принято, а посему есть специальные храмы любви, где красавицы на любой вкус подарить могут всё, что хочешь. Приласкают так, - выдержал паузу Николай и мечтательно взглянул на звездное небо. - Ах, как умеют приласкать! Какие поцелуи,... тела... Идём!

-Идём, - без каких-либо колебаний согласился Фредерик.

Очень скоро, утопая не только в опьянении от выпиваемого шампанского, он утопал и в ласках опустившейся на его колени красавицы. Ночь неслась. Всё вокруг куда-то крутилось и будто падало с края земли в бесконечную пропасть. Только ни боли, ни любви. 

Когда же воцарившаяся тишина пропустила свежесть утреннего ветра и тепло поднимающегося солнца, Фредерик открыл глаза. Он не помнил, как уснул. Осознавая, что находится в своей гостинице, в своей постели, Фредерик не мог вспомнить, как и когда вернулся сюда с «храма любви». 

Тут же, вспомнив ласки ночной красавицы, он вздрогнул и застыл на месте, увидев её, спящую возле. Она глубоко спала, похрапывая и раскинувшись на покрывале так, словно было жарко. Её мягкое нагое тело лежало так, будто звало прикоснуться к себе, брать, пользоваться, делать всё, что только придёт в голову. 

Фредерик встряхнул головой и постарался осторожно покинуть постель. Женщина нежно выдохнула и повернулась на бок, продолжая спать. Укрыв её простыней, что валялась почему-то на полу, Фредерик поспешил одеться. Он тихо покинул комнату.

Остановившись у двери друга, Фредерик постучался несколько раз, пока Николай не открыл. Тот, как видно было, только проснулся. Растрепанный, сонный, он с удивлением взглянул:

-Так рано? Только не говори, что уже покидаешь Россию!

-Нет, но Москву точно, - выдал Фредерик. - Ты тоже не один?

-Да, - прошептал Николай и широко раскрыл глаза. - Ты не представляешь, какой ужас лежит в моей постели! Вся краска на её пухлом лице расплылась, словно радуга в дождь. Только жутко некрасиво всё это... До тошноты. У тебя такая же?

-Нет, приятнее оказалась, однако всё одно, - махнул рукой Фредерик. - Не привык я так с дамами, пусть они и из этого... храма любви...

-Да разве это дамы? - усмехнулся Николай и встряхнулся. - Обожди меня, я мигом!

Он скрылся вновь в спальне, еле слышно закрыв дверь, и уже через несколько мгновений, застегиваясь на ходу, вернулся к Фредерику:

-У тебя деньги при себе, если что? 

-У меня всё при мне... Я как-то даже и возвращаться сюда не намерен, - улыбнулся Фредерик, встретив ответную улыбку друга:

-И я! 

Они поспешили покинуть гостиницу, за которую скорее заплатили да уехали подальше. Было раннее утро, но Москва уже не спала. По улицам сновали мастеровые, разносчики, мясники да булочники.  Кто-то катил на рынки подводы с молоком, кто-то — с сеном или дровами. Битком набитые в клетки куры раскачивались на колдобинах. 

Вдохнув воздуха, друзья почувствовали себя вдруг свободными, как птицы да устроились в первую же городскую повозку. 

Посетив кофейню, они ещё некоторое время обсуждали своё не столь приятное утро, смеялись да пытались вспомнить, как привели девиц к себе в гостиничные комнаты.

-Только, умоляю, как будем в Петербурге, не сразу уезжай! Мы как раз сможем посетить еще пару салонов. Сравнишь с московскими, - улыбался Николай, и Фредерик соглашался, хотя на душе начинало что-то неприятно сжиматься...



Tatjana Rensink

Отредактировано: 02.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться