Грёзы ангела

Размер шрифта: - +

Грёзы ангела - 31

Грёзы ангела - 31

Ренсинк Татьяна

***
Веру дома сразу встретила Оделия. С порога она её обняла так крепко, будто не виделись множество лет.  

-Что случилось? - волновалась Вера ещё больше. - Почему твой папенька хочет говорить с Фредериком?

-Милая моя, - поцеловала Оделия подругу в щёчку, а в глазах еле сдерживала слёзы. - Тебя оберегает. Он как увидел Фредерика, в лице переменился. Чуть не вернул тебя уже утром домой. Я не позволила. Сказал, что этот человек тебя не достоин да сообщил, что вчера ночью...

Тут Оделия замолчала, видя, как Вера нежно смотрит и мотает головой, всё отрицая:

-Нет, дорогая. Он самый лучший. Не поверю никогда никаким дурным слухам про него.

-Я верю, да папенька мой упрям. Обожди, - кивнула Оделия и тут же поднялась на верхний этаж, где прямо перед лестницей была дверь кабинета отца. 

Она прильнула к двери ухом и стала слушать разговор. Вера же осталась стоять внизу, у выхода, и смотреть на подругу, а в душе всё неприятно сжималось, по телу бежал холод... Только сердце грело да будто шептало: всё будет хорошо...

-Вера ещё не знает, что дядя её прошлой ночью не проснулся. Умер во сне... Вот теперь Вы знаете, что она совершенно одна. Единственные, кто заботятся о ней, кто помогут жить дальше, это мы. 

-Я не оставлю её, - твердо прозвучал голос Фредерика. - Немедленно вернусь в гостиницу, заберу те деньги и медальон да верну их Вам.

-Оставьте всё это добро себе. Пусть будет платой за помощь да чтоб подальше держались от этого дома и Веры, - строго выдал Гебгардт.

-Боюсь, не в моих правилах вот так вот предавать, - усмехнулся Фредерик.

-Боюсь, что не могу позволить Вам дальнейших встреч с Верой, - с нарастающей яростью продолжал говорить Гебгардт. - Подумайте сами. Вы разной веры. Вы католик. Она нет. Она свято следует русским традициям, свято дорожит родными местами. Вы нет. Она чистая, святая девушка. Вы же шляетесь по домам терпимости. Да, мне известно всё о похождениях в Москве и о том, что у Вас с Вашим другом руки поднялись убить моих обоих кузенов, хотя те и заслужили сей участи.

Фредерик только и смог усмехнуться:

-Это кто же Вам донес о таком? Или сами там были? 

-Может и был, - говорил Гебргардт с возмущением. - Не по наслышке знаю о девках, с которыми ночи проводили.

-Ночи даже. Удивительно, - кивал Фредерик. 

-Вы немедленно покинете этот дом. У нас не увеселительный театр и публичных девок не имеем, - указал рукою на дверь Гебгардт.

Продолжать беседы  с ним Фредерик не собирался. Всё было ясно и договариваться об ином было, как видно, невозможно. Фредерик покинул кабинет и сразу, как только вышел, взгляд его пал на стоящую внизу Веру. Она взволновано смотрела в ответ.

Заметив, что рядом стоит Оделия, Фредерик мельком взглянул на неё, на широко раскрытые глаза и понял, что она слышала всю беседу.  Медленно спустился Фредерик к Вере, но возглас вышедшего из кабинета Гебгардта заставил молчать:

-Убирайтесь немедленно! По-хорошему! 

Вера смотрела в глаза Фредерика. Их показавшиеся слёзы дрожали так же, как и души, как и тела. Мир, казалось, рушится и вся былая сказка кончается. 

-Публичных домов в Петербурге хватает!

Фредерик только и смог прошептать Вере, никак не принимающей его уход:

-Простите и прощайте.

-Нет, - мотала она головой, но Фредерик скорее покинул дом.

-Нет! - воскликнула отчаянно Вера.

Слёзы брызнули из глаз, и она помчалась за Фредериком на улицу:

-Постойте! Нет! - остановилась она перед ним, не менее расстроенным. - Вы уходите... навсегда?

-Вера, - ласково молвил он. - Гебгардт прав... Наши жизни настолько разные. Вы святая, я нет, понимаете?

-Мне не важно, что было и как, - плакала Вера, не собираясь более скрывать своих чувств ни от кого.

-Вам не интересно узнать, что было в Москве? - с усмешкой обиды на судьбу вопросил Фредерик.

-Как же всё?... Что же всё это было?... - еле сдерживалась Вера, чтобы не разрыдаться совсем, иначе, чувствовала, не сможет вымолвить и слова. 

-Вера! Вернись немедленно! - крикнул вышедший из дома отец Оделии.

-Не смогу я подарить Вам ту сказку, о которой мечтаете, - шептал Фредерик, не сводя с Веры глаз, как и она с него:

-Не уходите. Мне не важно, что было в Москве или ещё где.

Здесь Фредерик снова вспомнил всю беседу с Гебгардт. Вспомнил, что Вера ещё не знает о гибели дяди. Разрушать душу этой дорогой, ранимой девушке Фредерик, чувствовал, не может. Сам бы мучился и век, и больше даже от потери возможности любить, но для Веры, любимой Веры, - не может позволить такого.

-Не знаю, когда, но, - Фредерик не обращал уже внимание на зовущего Веру домой Гебгардта.

Он заключил плачущую возлюбленную в крепкие объятия да припал к её губам с неистовой силою любви и кипящей в нём страсти. Вопреки всему. Вопреки всем. Он и она, и их ответная чистая любовь друг к другу.

-Я вернусь, - прошептал Фредерик наполнившейся вновь счастьем Вере и поспешил уйти да скорее скрыться за ближайшим поворотом...
 



Tatjana Rensink

Отредактировано: 02.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться