Грёзы ангела

Размер шрифта: - +

Грёзы ангела - 48

Грёзы ангела - 48

Ренсинк Татьяна

***
Как только Вера вошла с Фредериком в дом после их прогулки по городу, то все подарки принял дворецкий да тут же понёс в зал, вход в который был пока занавешен плотными гардинами. 

-Идёмте, Вера Степановна, - улыбнулась вышедшая к ним Елизавета да пригласила следовать вместе наверх. - Надо бы переодеться к вечеру.

Фредерик лишь кивнул с поддерживающей улыбкой да поспешил следом за дворецким. Вера так и не могла нарадоваться тому, что происходит в жизни. Верить в такое было тяжело, но она послушно последовала за Елизаветой. 

Та же, счастливая за хозяина, так и сияла через улыбку всей душой:

-Я помогу, - стала она развязывать тесемки платья Веры. - Как оказалась прогулка? Приятной?

-Невероятно, - произнесла восторженно Вера. - Мне кажется, будто всё это прекрасный сон!

-Что Вы! - засмеялась Елизавета, помогая обнажаться да сменять платье на роскошное праздничное, в которым Вера была утром, когда модистка помогала с нарядом. 

Размышляя, почему Елизавета стала обращаться на «Вы», Вера пока не решалась спросить. К тому же Елизавета продолжала говорить:

- Наш барин так долго мечтал о любви! И по воле случае у Вас даже имя похоже на то, как у той барышни, в которую он будто был влюблён.

-В кого? - замерло сердце Веры.

Что-то больно кольнуло в груди и стало жутко неприятно.

-Судьба как-то раньше свела его с одной русской барышней. Варей звали. Аргамакова. Так вот она, её любовь, то счастье, которое показала, были прекрасны настолько, что, думаю, господин Фредерик ждал с тех пор именно такую любовь. А теперь мне кажется, что судьба ему преподнесла подарок получше.

Вера слушала. Она молчала, принимала всё так, как слышала, понимая всё так, как понималось. Душа сжалась. Страх, что любовь оказывается иной, чем думалось, вырос до неимоверных размеров. Счастье уже не ощущалось. Хотелось бежать, но Вера знала, что пока что это сделать не удастся, а значит — надо молчать, терпеть и... сделать шаг назад...

«Варя... Вера... Варя... Вера... Любил... Но не меня...», - кружились мысли Веры, когда она спускалась к залу, гардины в который были уже раскрыты.

Зал был большим, не менее роскошным, чем столовая или холл. Свет люстр искрился в хрустале сервиза на празднично накрытом столе. Там же уже красовался запечённый гусь. 

Фредерик сразу прекратил весёлую беседу со стоящими в праздничных фраках Василием да Матвеем. Он взял наполненные шампанским два бокала и подошёл к Вере. 

Только на лице её радости не было. Она с недоверием осмотрела всё вокруг, не желая пока взглянуть на возлюбленного, но он уже стоял перед ней:

-Всё готово к празднику, - протянул он ей бокал, но продолжать улыбаться больше не смог. - Что случилось?

-Ничего, Ваше Сиятельство, - строго взглянула та, кутаясь лишь в шаль, что была накинута на плечи.

-Вот загадка, - отставил Фредерик бокалы на стол и пригласил Веру пройти в сторону. 

Они остановились у небольшой ёлки, которая была на столике в углу, а под ней уже ждали разложенные коробки подарков, что сегодня купили. Фредерик смотрел на любимую и не понимал, откуда вдруг эта строгость, эта обида, явно кричащая из души.

-Тебя обидели? Кто? - вопросил он.

-Вы, - кратко ответила Вера, но смотреть в глаза не желала.

Её взгляд бегал вокруг. Она терпела и молилась в себе, чтобы скорее настало то время, когда останется одна.

-Я? - не понимал Фредерик. - Как я обидел? Я сразу исправлюсь!

-К сожалению, это невозможно. Я не некая Варя! - еле сдерживая непослушные слёзы, выдавила из себя Вера.

-Что?! - поразился Фредерик, ничего не понимая. - Какая ещё Варя?

-Ваша любовь, - взглянула она в его удивлённые глаза:

-Моя любовь — ты. Не знаю никакой Вари!

-Аргамакова, - через слёзы вымолвила Вера, и глаза Фредерика тоже вздрогнули.

-Нет, - усмехнулся он через не меньшую боль в душе. - Она не моя любовь. Я не скрываю, был очарован ею, но не любовь всё то было. Я полюбил ту любовь, которая была у неё с её возлюбленным, Михаилом. Он был другом моего отца. В данный момент они живут где-то в  Крыму.

-Вы не смогли быть с нею, потому что она замужем, - будто всё поняла, кивала Вера.

-Ты не слышишь? Я любил не её, а их любовь. Ту силу, ту верность, ту страсть. Теперь, когда ты в моей судьбе, я ощущаю всё иначе. Настолько моя любовь сильнее и чище, что кажется, будто любая другая — ничто, - признавался откровенно Фредерик и взял ручку любимой в свою. 

-Это я виновата, - сразу заговорила взволнованная Елизавета, видя свою вину. - Не так я рассказала о той Варваре! Не так! Простите меня, умоляю! - встала она тут же на колени перед ними, и Вере стало неловко, жалко её. - Простите, что слова может не те подобрала, раз такие сомнения появились.

-Встаньте, Елизавета, - добродушно сказал Фредерик и Вера в поддержку закивала.

-Поверь, Вера, Верочка, - стал Фредерик целовать ладошку любимой. - Нет у меня дороже тебя никого на свете, и ничто мне не заменит ни тебя, ни нашего счастья.

Все былые страхи, боль, боязнь, что не её любит, а иную, - отступили тут же. Не смущаясь никого вокруг, Фредерик смело захватил губы любимой в плен поцелуя, и ещё некоторое время они наслаждались победой любви...



Tatjana Rensink

Отредактировано: 02.04.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться