"Гроза после бури"

Размер шрифта: - +

Гроза после бури

Грозовые облака опустились так низко над степью, что казалось, будто они скребут горизонт. Что-то зрело внутри этих огромных воздушных монстров, что-то сверкало и гудело, надвигаясь на недавнее поле боя все очищающим ливнем. 
Степь замерла в ожидании буйства непогоды, и воздух вокруг стал липким и сырым, капельками влаги собираясь на примятых травинках и растоптанных полевых цветах, доспехах поверженных воинов и их мёртвых бледных лицах. 
Словно подчиняясь приказу невидимого дирижера, раздался громовой раскат, от которого стая пирующих воронов взвилась в небо, недовольно оглашая округу карканьем. И в этот момент, когда последние нотки громыхания замерли над землёй, с неба обрушились потоки воды. 
На пару мгновений водная пелена скрыла всё окружающее, наполнив мир звуками падающих на землю капель. Это продлилось недолго, и вскоре хмарь рассеялась, наполнив поднебесное пространство дьявольской мелодией идущего дождя. Каждая дождинка, приземляясь, производила ни с чем несравнимый звук, будь это земля, трава, расколотый шлем поверженного воина или его бездыханное тело сжимавшее щит. Музыка, да это можно было назвать музыкой, словно рассказывала о произошедшем здесь совсем недавно. История эта была печальна и торжественна, и только идущий дождь был свидетелем случившегося на Куликовом поле. 
Сквозь кучи мёртвых тел, своих и чужих, вцепившихся друг в друга в последней схватке, по лужам, грязи и потокам крови, двигалось два десятка русских воинов. Сегодня они победили, встав плечом к плечу против Мамаева полчища, впервые за долгие десятилетия, выступив против монголов. 
Раненный Князь Дмитрий Иванович, поддерживаемый заботливыми руками воинов, смотрел вокруг и прятал собственные слёзы среди капель дождя, стекавших по лицу и русой бороде. Столько потерь, смогут ли они снова гордо встать на ноги или по его вине, обуреваемого гордостью и самонадеянностью, не поднимутся с колен никогда. 
– Как себя чувствуешь княже, – спросил его пожилой дружинник с перевязанной головой. 
– Всё нормально Боброк. А дождь то смотри, не унимается. 
Подставив голову струям дождя и сорвав окровавленную тряпицу воин некоторое время стоял молча, а затем, проведя рукой по лицу и стряхнув последние крупицы засохшей багряной руды на земь, сказал: 
– Не унимается. А как же по-другому княже? Столько хороших. храбрых людей здесь полегло, вот и плачут предки по потомкам своим. 
Вереница мужчин медленно двинулась дальше, огибая груды тел. 
– Лишь бы всё не зря Боброк, лишь бы не зря, – еле шевеля бледными губами, повторял князь Дмитрий. 
Поправив ножны капетингского меча рукой, Боброк, улыбнулся и похлопал молодого полководца по плечу. 
– Не беспокойся княже, выдюжим, встанем. Зато теперь Орда знает, что на коленях мы больше ползать не будем. Земля русская не та что прежде. Едины мы, а значит сильны. 
Словно услышав слова дружинника, из-за туч выглянуло солнышко, и дождь закончился так же внезапно как начался. Воздух наполнился прохладой и той изумительной чистотой, какая бывает только после сильных ливней. Весело щебеча над головами русичей носились стрижы и ласточки, а спрятавшаяся от стихии степная живность повыползала из своих укрытий радуясь теплым солнечным лучам. Даже примятые в ходе сражения растения, встряхнувшись, устремились к небесному светилу расправляя стебли и листья. 
А что же гроза? Спрятавшись внутри облаков она устремилась в новое путешествие, ведь многим ещё нужно было охладить не в меру горячие головы, смыть печаль и сомнения с сердец и указать людям на такие вроде бы очевидные вещи, робким лучиком надежды.



Владимир Сединкин

Отредактировано: 28.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться