Грядет зима

Размер шрифта: - +

Глава 20. Вечная любовь, чертоги разума и прогулка в санях

Голова кружилась и от ступенек, и от слов Корентена, и... да, вообще, от всего! Итак, он требует от меня романа с графом. Как можно... Мотивируя тем, что он должен вернуться в свой мир. А какой он, его мир?.. Такой же по реальности, как этот, небось. А какой из всех этих миров настоящий? Есть ли таковой, вообще, или все они настоящие?.. Или все не настоящие?.. Как бы там ни было, играть в любовь мне вовсе не улыбается! Это несправедливо по отношению к второй стороне. Хотя... кто еще знает, что думает вторая сторона по этому поводу...

- Ых! - взъерошила я волосы отчаянно, но вовремя вмпомнила про прическу. Надеюсь, что вовремя, по крайней мере... Глянула в оконце в стене. Я что... не отражаюсь в стекле?.! Пошевелила руками. Ах, нет. Просто оно слишком чистое, видимо.

Что такое, вообще, любовь?.. В самом низу я уже еле ползла вдоль стены. А ведь утро было такое хорошее! Граф Руперт, наверное, услышал, как я спускаюсь, и поджидал внизу с улыбочкой, достойной какого-нибудь Дона Жуана. Правда, увидев меня, он немножко посерьезнел. Я же, посмотрев на его пусть и лукавое, но красивое лицо доброго человека, который, в сущности, мог бы и стать злодеем, выпалила:

- Граф, что вы думаете о любви? В смысле, насколько для вас это серьезная вещь?

Ему следовало бы удивиться, но мой ироничный герой и бровью не повел. После маленькой паузы он воскликнул:

- Отличная тема для разговора с малознакомым мужчиной после встречи с женихом, душа моя! - и, как ни в чем ни бывало, подхватил мою руку. - Неужто между вами все так плохо, что ты засомневалась в его чувствах?

- Да не обручены мы! - в сердцах вырвалась я и встала напротив. Если с этим человеком мне начертано крутить лав-стори, надо разобраться в его принципах. Хотя... не могу же я наплевать на свои, соль мне в чай! Я зажмурилась и замотала головой, потом вновь на него поглядела строго: - И я вас серьезно спрашиваю!

- Однако, это становится все забавнее, - взялся граф за подбородок двумя пальцами и обошел меня кругом. - То ты его невеста, и потому здесь, и рвешься его проведать, то... Кстати, дневник забрала? - как-то оживился он при этой теме.

- Нет. Он... потерял его, - соврала я на всякий случай. Вдруг Руп решить всерьез завладеть дневником. У заключенного его отобрать ничего не стоит, а что случится, коль он узнает, что... он не настоящий? - И мы... я просто разорвала помолвку. Потому что мне трудно верить в вечную любовь. Вот.

В голове закружилось. Ох, нет, нельзя сейчас исчезать в реал! Я решаю такую важную проблему! Вроде не исчезла. Стою там же.

- Однако, - на сей раз граф Руперт поймал меня одной рукой за талию, в глазах прояснилось, - какая потеря. А твердость твоих убеждений нужно отпраздновать. Дарю тебе одно твое желание - посетить деревню. Есть там отличный кабачок, где мы съедим сытный обед! Согласна?

- Вы не ответили на мой вопрос, - устало, но упрямо повторила я.

- Но раз ты такая упертая, то никуда не пойдем, ладно, - согласился граф с притворным вздохом. - Обойдусь окорочками с кухни, - состроил он такую грустную мину, словно его ожидали тюремные хлеб и вода.

- Нет! - тут же согласилась я.

Мне нужно побывать в деревне, чтобы разведать вторую часть задания: поиски графини Эдель. Может, Корентен сжалится и позволит мне не усердствовать так?.. Как он собирается искать свое прошлое, интересно, сидя в камере и корпя над Дэном, а? Деловая колбаса. А я тут ходи с сомнительными личностями по кабакам и ищи графиню. И, вообще, отчего это он тут раскомандовался?

- Ты начинаешь становиться скучной, мой свет, - промолвил граф, поправляя шкуру, покрывавшую мои ноги. Моя задумчивость даже мешала сосредоточиться на счастье поездки на санях! - Куда подевалась твоя говорливость и шалоливые глазки? Как бы тебе не отправиться в башню к своему бывшему жениху.

Меня возмутило такое обращение. Даже если и шутка!..

- Думаю, и вам пригодится иногда наводить порядок в чертогах своего разума! - высказалась я витиевато.

- Ты можешь заниматься этим вслух, - не смутился граф, а между тем, наверняка не понял, о чем речь.

- Не всем можно заниматься вслух, - отрезала я сердито. - Чертоги разума есть чертоги разума, - а я упертая, не так ли?

- Однако, тебе не стоит забывать цену, которую ты обязана платить за комнату, еду и наряды: веселое времяпрепровождение со мной, - подчеркнул Руперт последнюю фразу.

- Ну, про наряды во множественном числе и говорить нечего, - решилась я возразить.

А вместе с тем, беседа отвлекла меня от страшных мыслей о законности существования, отношений, чувств и так далее, и глаза вновь стали замечать красоту окружающего мира. Широкие сани катились мягко по снежной дороге, которую, вот уж не знаю, кто расчищал все утро. По обе стороны простиралось поле, без конца и края, укрытое снегом и солнцем, и упиралось оно в голубое небо, а там, в этих синих просторах, зависли паутинки облаков. Сзади, следовательно, прямо перед моими глазами, уменьшался в размерах замок. Построенный из белого камня, он как нельзя лучше вписывался в зимний пейзаж. Его резные башни взметались ввысь претенциозными пиками, но вынуждены были остановиться и отступить перед высотой неба. Из-под полозьев летела снежная пыль, и хотелось нагнуться пониже, чтобы она оросила лицо. Мороз задорно пощипывал щеки, а ветерок из-за спины раздувал шерстяной платок, обмотанный вокруг моей головы. Я обернулась - спина возницы мешала глядеть вперед. Тогда я в восторге привстала с сиденья, держась за борт саней и выглянула со стороны вперед. Двое вороных коней тащили наши сани, длинные гривы их развевались - как здорово, что не острижены! - а впереди дорога падала вниз с холма, медленно и верно, и все ближе и ближе казалась кучка домов с маленькой башенкой ратуши и нитями улочек. Глаза мои раскрылись как можно шире, чтобы впитать это все: свободу и ширь неба, и чистоту морозного дня.



Кейт Андерсенн

Отредактировано: 07.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться