Грядет зима

Размер шрифта: - +

Глава 24. Травница, мазь с арникой, мятный чай и размышления о Эдель

Знаешь, Дэн, я сидела и почти по-настоящему плакала. Потому что все эти танцы в невероятным партнером - выдумка, и моя героиня, то бишь, я, это понимала как никогда. И, в то же время, это было так мило, так сладко - когда кто-то ведет тебя в танце, и вы понимаете друг друга с одного движения, кажется, так оно и в жизни. Поэтому, наверное.
 В итоге, я сидела в наушниках, строчила пулеметом по клавиатуре эту невероятную сцену, и всхлипывала. По-настоящему всхлипывала, от горя. Не думала, что я такая несчастная. Я, которая противится любым отношениям, как отшельница Рапунцель. Но ведь нету графа Руперта, и нету Корентена в жизни реальной, вот и приходится сидеть в башне, расчесывая волосы у окна и напевая песенки, и привлекая случайных путников, и заставляя их дарить шоколадки, а потом выговаривая им, что это знак внимания, а тебе его от них не хочется, и объясняй все это дипломатично, чтобы ничего не напортить... Эх.
 Бестия проснулась когда, я не знаю, и застала меня в этом смешном состоянии и засмеялась, а потом погладила по голове с сочувствием и поспешила по делам своего дня.
 Дэн, больше никогда не возьмусь писать лав-стори. И эту... как ее закруглить так осторожненько, а? Еще раз разбить себе сердце - такой роскоши не могу себе позволить я...

Я снова шмыгнула носом. Сижу, облокотившись о стену в углу. Что ж, по крайней мере, не сплю, наверное, за компьютером задумалась... Открываю глаза - о, нет. Стены слишком штукатурные для моего дома. Маленькая комнатушка, а в ней висят всякие травы пучками под потолком, боковая стена излучает тепло, в окошко наверху льется свет дня и видно кусочек голубого неба. Отклоняюсь, и в голове трещит. Интересно... все это из-за эля? Я ойкаю и затыкаю рот кулаком. Я что... напилась впервые в жизни, еще и в собственной книжке?.. Стыд какой... Да нет, не просто стыд, надо рвать на себе волосы, и даже если вырву все, не искуплю своей вины перед собой. Стоп, вроде бы... вроде помню какое-то видение, как сижу перед ноутбуком, расписываю сцену танца и рыдаю. Значит... наверное, просто снова пересекла пространство. Надеюсь, от этого не стареют преждевременно. Да и от двух пинт эля в обморок не хлопаются те, кого заботливые братья поили перцовой водкой на ночь от кашля. Я тихонечко встала, придерживаясь рукой за стену. Теплая.
 Дернуло танцевать латину. Я зажмурилась и запустила пальцы в волосы. Какой стыд... вот этот стыд мне не приснился... Как мы с графом выписываем круги по периметру кабачка, забыв в кружении о Вселенной. По крайней мере, я. Погрызла ногти. И еще... я ему какую-то глупость порола... про реальность и нереальность... Я закусила губу в отчаянии. Нет мне спасения!.. Деспозито и эль, и осознание книжности сделали свое дело... Хуже всего то, что в самом начале нашего общения он подчернул, что симпатии его не интересуют. Я приняла игру, зная, что это игра. Как я могу теперь требовать чего-то иного?.. Я всхлипнула и закрыла рот рукой.
 За стеной послышались голоса и хлопанье двери. Надо бежать. Я не могу на графа смотреть после произошедшего. Я повернулась к окну, прикидывая, пролезу ли я в него, если подставлю стул и открою раму. За спиной у меня открылась дверь. Я срочно взгромоздилась на стул и стала дергать задвижку. На свободу, бежать, срочно!
 - Его сиятельство предупредил меня, что ты странная, но настолько, - раздался женский голос. Внизу стояла невысокая женщина в темно-зеленом простом платье, ухоженная до кончиков ногтей. На носу ее блестели очки, а за ними смеялись глаза. Светлые короткие волосы вились вокруг слегка тронутого морщинами лица.
 - Королева Ивонн! - выдохнула я, пораженная, и спустилась со стула, опираясь на поданную ей руку.
 - Вот так уж никто меня не называл, - засмеялась та самая Ивонн, у которой я несколько дней назад пила чай в королевской столовой... В глазах у меня поплыло. - Идем за мной, - протянула она ладонь, и от ее одеяния запахло мелиссой и чабрецом. - Как тебя зовут?
 - А он... не сказал? - подняла я глаза несмело. Вернее, опустила, потому как Ивонн была ниже меня на голову.
 - Ты о графе? - спросила Ивонн, выводя меня из маленькой задней комнатки на просторную кухню, как мне показалось. Большое помещение с котлами и печами, с потолка все так же свисали травы и солома, котелки и все такое. Стены сплошь в полках, а на тех - книги, бутылки, банки, все с изящными этикетками, подписанные затейливыми закорючками. Может, латынь. - Его лучше лишний раз не распрашивать.
 - Он, - оттянула я шарф, намотанный вокруг шеи небрежно (не помню, чтоб я его наматывала), чтобы легче было вздохнуть, - зачем он привез меня сюда?
 - Сказал, что ты постоянно теряешь сознание, просил сделать что-нибудь, - засмеялась Ивонн, поправляя очки и подходя к одному из стеллажей. Водя пальцем по этикеткам, она продолжала: - Для начала предложу тебе немного мятной настойки.
 - Можно добавить сироп малины и липу, - добавила я безразлично, присаживаясь возле печи. Подташнивало, в голове кружилось. Может, все дело в жирных колбасках. - И корень имбиря.
 - Ты разбираешься в чаях? - спросила Ивонн.
 - Не то, чтобы... Просто люблю эксперименты, - сейчас мне было все равно, я плавала в пустоте, в так называемой Андромеде (туманность Андромеды знаете? вот, когда я в тумане, я говорю, что я в Андромеде; звучит намного романтичнее, чем "голова кружится, тошнит и ноги подгибаются"), еще и вверх тормашками. И если раньше меня могла оттуда вытащить Мира, то теперь только могу я вытащить сама себя. Если сделаю усилие над собой. Я выдохнула и, вскочив, начала быстро наклоняться в стороны.
 Ивонн не сказала ничего, просто посмотрела на меня с сочувствием.
 - Спина болит, - пояснила я со сдержанной улыбкой, потирая поясницу. - Если не упражняюсь, становится только хуже.
 - Я тебе дам мазь с арникой, она разогревает и успокаивает, - пообещала Ивонн. Прямо как в реальности. - Ты действительно похожа на молодую графиню, - покачала она головой.
 - На графиню Эдель? - оживилась я. Верно, не стоит забывать о второй составляющей моей книги - детективной линии. Коль с романтической не заладилось, то уделим время расследованию. Кроме того, надо было это делать давно... Он ведь исчезла явно из-за меня, из-за моих сочинений... - Что вы знаете о ней? Пожалуйста, расскажите! Королева Ивонн!
 - Я Ивонн, но не королева, - усмехнулась травница и налила воды в небольшую кастрюльку. - Всего лишь местная травница. Граф тоже часто привозил ее ко мне, чтобы она могла выпить чаю из мяты или подышать ароматами кедра - это успокаивает.
 - Граф Руперт?
 - Граф Сеймус Престен, ее отец. Он сейчас в отъезде.
 Есть еще и отец?.. Вот так прелестная история. Не приведи небо с ним столкнуться.
 - Он такой же... как его жена? Строгий?
 - Он строгий, - улыбнулась Ивонн, - но справедливый и адекватный. Не бойся, ничего не случится с тобой.
 - Я... не понимаю, что вообще тут делаю... - мои плечи задрожали, но я справилась. - Это все кажется таким глупым, что происходит вокруг... Вам так не кажется?
 - Жизнь иногда кажется глупой, - согласилась Ивонн, - но на самом деле такой не бывает никогда. И ты сама знаешь это, верно?
 - Мне нужно найти графиню Эдель, - сказала я. - Кажется, это то, что мне очень нужно.
 На кухне запахло не то сосной, не то эвкалиптом. Я с наслаждением вдохнула лесные ароматы, и на душе стало легче.
 - Графиня Эдель скоро вернется, - уверенно сказала Ивонн. - Как и ты.
 - Как и я?.. - что она знает, травница Ивонн? Какую-то загадку? Которую я пытаюсь разрешить? Она тоже путешественник между мирами?.. - То есть, Эдель тоже...
 Запахи растворили меня в себе. Мята, мелисса, и к этому примешались аромат морозной ночи, и шум ветра в верхушках сосен, и ласковая песня на финском языке, и не помню, что еще... Я пыталась держаться осознанием того, что меня еще ждет мятный чай с малиной, но вдруг все провалилось в какой-то снег.



Кейт Андерсенн

Отредактировано: 07.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться