Грядет зима

Размер шрифта: - +

Глава 25. Окна в ночи, решение Десдичады, ритм дня и история жизни Эдель

На малопримечательную польскую улочку медленно опустилась ночь, пришедшая из хмурого серого ноябрьского дня. В пятиэтажных "каменницах", как принято говорить в Польше, загорелись гостеприимные огоньки окон. Люди внутри отдыхали от рабочего дня: за оранжевыми окнами кухонь усталые жены готовили ужин, за синими окнами одинокие пользователи ПК прожигали вечер на просторах виртуальной реальности, наслаждаясь маленькой вечностью ночи до завтрашнего будильника. Люди ели и пили, женились и выходили замуж... Они жили обычной жизнью и были, в общем, довольны. Может быть кто-то плакал и находил тот вечер безнадежным, а кто-то смеялся и считал, что его счастливее нет, но каждый знал: это жизнь, и прожить ее придется здесь и сейчас, в любом случае.

В четырех окнах на третьем этаже не горел ни синий, ни оранжевый свет. Лишь слабые отблески внутреннего сияния из-за занавесок - то ли последние искры энергии жизни, то ли робкое зарождение новой... Десдичада сидела за своим столом, как и весь день. Сдвинув брови, словно решив что-то важное бесповоротно, она стучала пальцами по клавиатуре. Рядом черный чайничек из глины грелся на аромосвече. Пахло лесными ягодами, малиной и мятой. За спиной Десдичады сидел, уткнувшись носом в шерстяное покрывало небесного цвета, плюшевый медвежонок. Рядом лежал раскрытый блокнот в синей обложке. Коряво выведен последний абзац: "Я буду сильной и покончу с этой книгой, пока она не покончила со мной. Это слишком похоже на судьбу художника комикса из дорамы... И мне страшно, что из этого выйдет. Я не буду прибегать к крайним методам, потому вряд ли в мою книгу проникнет террорист, как там. У меня все мирно и спокойно, не считая чувств. Моя цель - найти графиню Эдель и помочь ей стать счастливой в ее собственном мире. Кто его знает, как. Но план у меня уже есть, и пусть я еще не там, но прямо сейчас начну претворять его а жизнь. Даже лучше - я буду творить с высоты, как автор, а не как слабая героиня, всего лишь одна из многих. Посмотрим, что случится, когда отметка достигнет четырехсот двадцати тысяч знаков".

 

В руках у меня была корзина. Да, я теперь точно знаю, что я - путешественник между мирами. Потому что теперь мне удалось захватить с собой все необходимое для моего плана: сироп малины с липой, кардамон и корицу, какао порошок, перец чили, ванильный сахар и еще подобные штучки из Стокротки (один из недорогих польских супермаркетов), Ашана и Каррефура (европейские гипермаркеты). А еще - отличный сэрник с бжосквиней (если читатель помнит, бжосквиня - это персик, и творожные тортики с персиком в польских пекарнях просто чудесны) из пекарни на соседней улочке.

Графиня Эдель отсутствует меньше суток, и все не так страшно. Важно дождаться ее в месте, куда она наверняка придет, как появится. Теоретически, это дом, то есть замок Чулёхольм. Практически - мне подскажет Ивонн. К тому же, неплохо забронировать себе тылы в этом мире. Планирую тут остаться до конца и не зависеть от милости графов и слова егерей.

Я постучала молотком в дверь. Темнеет рано, с неба срывается снежок. По-праздничному. В деревне горят факелы на перекрестках и улочках. Пахнет пряниками. Я одела длинный свитер, удобные брюки-скинни, вязаную шапку и шарф, обула горные угги со стегаными вкладками. Балоневых курток решила избежать ввиду нелюбви к ним. И Келия снова будет спрашивать, что за материал такой. Мне не холодно. Я так решила.

Ивонн открыла дверь. За ее спиной горели свечи по всей кухне; травница занималась отварами или еще чем-то в этом духе.

- Добрый вечер, Ивонн, - сказала я спокойно. - Я вернулась, как вы и предсказывали. Можно войти?

Ивонн слегка удивилась, но посторонилась и позволила. На кухне витало тепло и пар; сегодня не мята и сосна, а терпкие запахи: горчица, мускатный орех и прочее.

- Что варите? - спросила я, снимая шарф и шапку и складывая их на лавку недалеко от входной двери. Как у себя дома. Не собираюсь стесняться, по крайней мере, пока я автор своей жизни. Тут же стала опорожнять корзину. - Вот, здесь сиропы и пряности, которые может быть трудновато достать на месте. Хотите горячего шоколада с чили? Я еще и творожный пирог прихватила, - покачала я свертком на веревочках многозначительно. - С персиком. Он чудесен.

Ерунда. Почему Ивонн не отвечает?..

 

Дэн, это смешно! Ритм моей сегодняшней жизни: грелка-чай-кофе-тост, грелка-чай-кофе-тост, плюс латина, обрывки дорамы "Меж двух миров" и, конечно же, мой шедевр: "Грядет зима". Сюжет то движется, то зависает. А в дораме происходят не абы какие вещи: ого-го! Убийца, которого герой комикса десять лет пытался поймать, начинает контролировать художника и заставляет писать под свою дудку. В итоге мир комикса находится под контролем злодея, и судьбы героев идут наперекосяк... Сердце замирает, что ждет нас дальше?..

Представь, а вдруг кто завладеет моей книгой, когда я буду внутри и начнет двигать все по-своему?.. Бу мне не отвечает на этот вопрос. Разумеется. Не в этом мире.

 

Окна на польской улице умирают. Все меньше остается света. Людей ждет пятница, последний рабочий день. А Кей Десдичада этого не подозревает - она не работает по пятницам. И ее души сейчас в комнате с проблесками светв не существует.

 

Наконец Ивонн улыбнулась.

- Что ж, значит, ты хочешь остаться?

- Вы сказали, я умею составлять чаи, - пожала я плечами, уже сбросив свитер и надевая на майку свободную тунику вместо фартука. Однажды она загорелась от моей собственной неосторожности, и теперь ни к чему более непригодна. Я закалываю волосы наспех на макушке и выбираю кастрюльку с полки. - Есть у вас молоко? Мне нужно многое у вас узнать, и какао с чили и творожный пирог - лучшие в этом деле!

У Ивонн на очках пляшут блики от свечей. Выглядит она загадочно, как и полагается особе ее профессии.

- Не так уж и много я могу тебе рассказать. Думаю, граф знает больше.



Кейт Андерсенн

Отредактировано: 07.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться