Грядет зима

Размер шрифта: - +

Глава 31. Нарушение линии, логика миров и кладовка

Мы сидели не живы, не мертвы, прильнув к стене. Увы, пространства в захламленной кладовке было жуть как мало, так что еще и прижавшись друг к другу. Прелесть. А прохожий был, видимо, не один, так как приглушенно разговаривал с кем-то.

- Да, Труди, - раздался тихий ласковый голос пожилой женщины, - врагу быть экономкой не пожелаешь. Все в доме должно держаться на мне, а подашь голос - и сразу... - мяуканье в ответ. - Что, хочешь молочка?

Мы с Дэном хмыкнули тихо. Значит, Труди - это кошка. Корентен не сказал ни слова, только предостерегающе стиснул пальцами мое плечо, чтоб не шумела. Ох, герой, тоже мне.

- Сейчас, хорошо, я спущусь за крынкой на кухню. Ох, смотри, какой непорядок - дверь в кладовку не заперли!

Корентен и я еще больше слились со стеной. Кувшин начал уже мне оттягивать запястье, и от моего волнения крышка начала подрагивать с угрожающим призвуком. Я вытаращила глаза, пытаясь справиться с дрожью. Глаз Земли одной рукой взял мое запястье, а другой кувшин, чтоб я не испугалась и вообще не уронила его.

Экономка звенела ключами и, к счастью, наш бряк кувшина не услышала. Только... дверь прихлопнули посильнее, навесили замок и двумя поворотами ключа нас сделали пленниками.

- Труди... ты правда думаешь, что... - затихал голос и шаги вдали от нас.

- Это знаешь... - не удержалась я и прошептала Корентену старый анекдот: - Видел сегодня человека, разговаривающего со своей собакой, он всерьез думал, что она его понимает! Пришел домой, рассказал коту. Долго смеялись, - и я захихикала, Дэн повторил за мной.

Корентен не засмеялся. Ожидаемо. А я готова поверить в лучшее каждый раз. Правда, хмыкнул.

- Ты совсем ребенок, Десдичада.

- Чего вы все меня в ребенки прочите! - обиделась я. - И ты, и граф... Что, вообще, плохого в том, чтобы быть ребенком?..

- Это не плохо, - в темноте возразил Корентен. Ох, он был так близко. А сейчас мне этого совершенно не хотелось! - Но нельзя забывать о серьезности в серьезных ситуациях - мы заперты здесь, если ты не заметила. И пространства маловато.

- Заметила, - зло отозвалась я. - Но шутка может облегчить даже серьезную ситуацию, знаешь ли. А вот такие хмурЫ как ты, все услож...

Корентен внезапно зажал мне рот ладонью. Так как в другой его руке все еще был кувшин, то таким образом он прижал меня к своей твердой груди. Что-то мне это напоминает... только совсем не то чувство. Мне отлично понятны намерения, с которыми он это делает. И потом снова будет говорить про мои "воображания", если я это приму по-иному. Зануда. В коридоре снова раздались шаркающие шаги экономки.

- Вот так, проверили этаж до конца, Труди, теперь ты и награду свою заслужила. Идем, моя ми...

Глаз Земли ослабил хватку. Я поплевалась.

- А потом говоришь, что не хочешь в герои, - прошелестела я. - Вот и не появлялся бы!

- Я уже сказал тебе, что пришлось прийти, - сердито зашептал Корентен, пытаясь оттиснуться от меня, но щелка между углом и полками была такой, какой была, и увеличить ее было невозможно, так что успеха маневр принес мало. - Отодвинуться некуда, так что, Десдичада, шути: мы заперты и должны сидеть вот так всю ночь. Облегчай серьезную ситуацию.

- Смейся, смейся! Хоть сидеть можно, уже радует. Не такая была бы беда, согласись ты быть героем, - ответила я, отворачиваясь от него хотя бы головой и сползая спиной по стенке в уголок. - Но ты боишься даже краем плаща коснуться истории.

- Дело не в страхе. Понятие любви слишком серьезное, чтобы просто сыграть его для книжного сюжета.

- Тогда на кой сам в который раз в него лезешь!

- Я лезу?!

- Я делаю все, чтоб ты остался в стороне..!

- Конечно, только катаешь в дневник: "А, может, влюбиться в Корентена?" - перекривлял меня Корентен, тоже садясь - слышала по шелесту и чувствовала плечом да коленками.

- И думать не думаю! Просто ты... антипод главного героя, вот я и сравниваю да размышляю. А ты мог отсиживаться в башне, я тебя вытащила просто из сострадания к комфорту, мог остаться в деревне. Читать даже дневник тебе позволила! Читал бы, был в курсе и ждал, пока вернешься. А ты каждый раз появляешься и путаешь мне карты... Ты хоть представляешь, какая это сейчас вот романтичная сцена?.. Целая ночь в кладовке вдвоем, еще и чуть ли не в обнимку!

- Очень романтично, - вклинился Дэн, - и соответствует первоначальному замыслу. Я одобряю.

- А я - нет! Ненавижу книги, где героине надо выбирать, где я не знаю, какое чувство настоящее, а какое поддельное... В общем, - заключила я недовольно, обращаясь к Глазу Земли, сопящему рядом, - попытайся заснуть или еще что-нибудь, но не говори ничего и не делай ничего, и даже не дыши! Иначе станешь важной фигурой в сюжете, а ты ведь этого сам не хочешь. Тоже мне, появляется помогать среди ночи...

- Есть принципы, которые сильнее пожеланий, - попытался втолковать мне Корентен. - Я не могу позволить даме попасть в беду.

- А я попала в беду?

- В явную немилость, как минимум, и это угрожало твоей безопасности.

- А по чьей инициативе это со мной случилось, а? Тебе не кажется, что твоя логика далеко не железна, да, Корри?

- Перестань называть меня этим идиотским именем.

- Это все, чем я могу тебе отомстить.

- За что мстишь?

- За... за... - как же сформулировать-то? - За то, что "попадаю из-за тебя в беды", ты меня пытаешься из них вызволять и... Я сама не знаю! - расстроилась я. - Это глупо, все, что происходит здесь. Я не могу понять, не могу охватить умом всю ситуацию.

- Все очень просто, на самом деле, - голос Корентена почти каждый раз оставался спокойным. Как я там говорила? Скала?.. Кладезь мудрости?.. Фи! - Не толкни кувшин, я его поставил на пол.

- Больно он теперь нужен... - прошептала я. В темноте много чего стирается: чувства, время, рамки, границы тайн... - Хочешь пить? - я сама открыла крышку и напилась вволю, а потом протянула в темноту туда, где, казалось, должно быть его лицо.



Кейт Андерсенн

Отредактировано: 07.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться