Грядет зима

Размер шрифта: - +

Глава 36. Письмо Татьяны и замерший сюжет

Я не верила в это, но мне удалось скрыться! Меня никто не преследовал. Совершенно. Хотя граф в окне появился, но вид у него был какой-то странно взъерошенный, он посмотрел на меня, а потом отвернулся и закрыл окно. Я поспешила подняться со снега и улепетнуть, благо, недалеко были ворота, и кто-то из прислуги как раз направлялся по делам вон из владений графских... Я пригладила волосы, уняла биение сердца и вышла за повозкой. Никто меня не остановил. Странно, верно?.. Не могу сказать, чтобы мне этого хотелось, нет, я была рада, но...
 Пальцы заживали болезненно. Но с настроением было похуже.

Куда я направилась и где задержалась, говорить не стану - конспирация прежде всего. Дэн остался в руках врагов. Ну, или, во всяком случае, не в руках идеальных друзей. Простите, любезнейший граф. К друзьям я причислить вас не в силах.

Вы, разумеется, прочли все, до последней строчки? Разочарую вас, я постараюсь быть предельно осторожной даже в своих мыслях, чтобы не дать вам повода знать, где искать меня. Хотя даже не могу представить, зачем бы вам это делать. После того, как вы так безразлично закрыли окно. Заклинаю вас всем добрым, что есть в вас, не обижайте моих друзей: Дэна и Бу.

Так как вы прочли все и уже знаете, какая моя роль здесь, я скрывать не буду. Не знаю, насколько что как и где реально, что там на самом деле с этими мирами... Но больше моя психика не выдерживает играть роли. Да, я вас боюсь, боюсь вашего взгляда, вашего поведения, вашей непредсказуемости. Смешно. Словно пишу письмо Татьяны Онегину. Что это такое, Дэн может вас просветить.

Если вы не читаете, мои труды напрасны, но на душе легче от такой надежды. Тоже смешно.

А еще смешнее - отдала вам лучших друзей. Вам - тому, кто для меня самый опасный человек в этом мире. Почему, спросите вы? Потому, что вы идеально подходите на роль главного героя моей книги. Если я влюблюсь в вас (чего, надеюсь, еще не произошло), и это - вдруг! (во что я мало верю) - будет обоюдно, то роман быстро допишется, и меня выкинет в реальность с новым романом, который, мало ли, возможно даже станет популярен и однажды превратится в бестселлер, но с разбитым сердцем. Если только я в вас влюблюсь - что наверняка свершится, прийдись мне с вами столкнуться еще пару раз, именно потому я и молчу о своем местопребывании и рискую стать немым молчуном, то книга не закончится, и все равно я буду не очень счастливым человеком. А может, закончится - вдруг безответная любовь тоже прокатит? - но все равно я получусь несчастная, неважно, в мире, где вы есть или в мире, где нет вас. А если не случится ничего между нами, ну, то я и так тут останусь. Так что, лучше мне вас не видеть.

Глупо это все. В своем мире писатель должен быть властен над сюжетом.

Тем не менее, я счастлива, что вы не исчезли. У меня есть возможность узнавать о происходящем в замке. Я знаю, что вы живы и ходите по той же земле, что и я.

В сущности, про графиню Эдельвейс не говорят ничего. Надеюсь, с ней все в порядке? Как это сентиментально - открывать потаенные уголки сердца такому человеку как вы. Но вы должны знать - я вас все равно не люблю. Вы же читали философию про вечную любовь? Там было вначале. Чтобы внушить мне вечную любовь... лучше разбиться сразу в лепешку. Забавно, не находите? Вы не разбились.

Думаю, мне просто необходим таймаут. Долго я не протяну в монотонности. Я непременно возьмусь за загадку Эдель и меня, но чуть попозже. Когда будут силы. Но это может нас снова столкнуть, а сейчас я не смогу вас видеть. Да и вам придется смириться с тем, что там написано в Дэне.

Я иногда буду заходить на странички своего Хранителя Тайн, уж не могу иначе. Надеюсь, однажды вам наскучит.

Про эмоции вы ведь тоже читали? То, что вы мои сокровенные мысли узнаете, меня не волнует. Корентен сказал, они не интересные. А этому человеку можно верить.

Надеюсь, теперь, когда он выведен из сюжета, мой бывший "жених" не будет слишком сетовать на судьбу. Увы, я не смогла его отправить обратно в его мир. А вообще, Бу его знает.

Простите за сумбур. Пользуясь случаем, я обращаюсь к Дэну. Даже не смей бросаться в огонь, Хранитель! Слышишь? Граф, окажите услугу, вырвите у него клятву этого не делать. Если вы читаете мою писанину, конечно. Полагаю, эту записку, как минимум, вы прочтете. Вы же с конца книги читаете.

Раз вы не растаяли в воздухе сразу, то, думаю, опасность вам не грозит от того, что я не стану писать о вас лав-стори. Значит, я ошиблась, насмотревшись дорамы, будто герой перестает существовать, если не выполняет свое предназначение. В конце концов, когда я загадала вас встретить, мне нужно было лишь, чтоб вы меня спасли, а потом поиздевались немножечко, пощекотав нервы, а потом чтоб расследовали исчезновение сестры. Вы отлично справились. И, уверена, последним заданием вы также занимаетесь. Так что, ничего с вами уже не случится. И радуюсь, что не продумала вас слишком тщательно, оставив свободу работы над своим характером вам.

Дальше будет лирическое отступление, вам не адресованное. Ирония судьбы, что все мои записки и заметки, даже просто в голове, попадают в свободный доступ к вам.

Стоит замечательнейшая зима. Таких не припомню с самого детства. Снега так много, что во дворе приходится разгребать его каждый день, и щеки от мороза начинает щипать, а пар изо рта вырывается мелкими облачками в голубое небо!

По правде сказать, я не знаю, что надо делать, чтобы быть счастливой. Как выразилась Ивонн, говоря о графине Эдельвейс, у нее внутри словно что-то умерло. Я тоже так себя чувствую, и неважно, в каком мире. Странно, верно, Дэн?

 

На самом деле, прошла пара-тройка недель, наверное. Закончились деревенские праздники, сопровождаемые гуляньями и плясками, фонарями и сладостями. Я начинала втягиваться в жизнь.

Графская семья уехала ко двору, и я позволила себе расслабиться. В ежедневные обязанности входило варить чаи, растапливать печь, выносить золу, готовить еду, читать книги... Понемногу я чувствовала, что начинаю успокаиваться и не нуждаюсь в мятном отваре, чтобы уснуть. Мысли все чаще возращались к Эдель. К нашему сходству. К ее исчезновениям, о которых не знал никто, кроме Ивонн. Граф не делал попыток меня найти, и я всерьез стала думать о продвижении сюжета. Глупо было думать, что он будет пытаться искать. Странно, что меня не выбрасывало больше в реальный мир. Ни во сне, никаких обмороков, ничего. Это казалось подозрительным. Северная деревня, молочная ферма Лид и Сантима, действительно обладающих лицами моих реальных друзей, лавка Ивонн - все это начинало казаться настоящим, реальным, чувство бутафории и декораций пропадало. Я уже знала, что за тем холмом находилась деревня на берегу моря, а королевский двор и город - в двух днях пути к востоку, и путь туда лежит через горы. И, в то же время, мир будто замер. Никаких вестей о Корентене, Бу или Хранителе. Ничего не происходит. Я почувствовала себя готовой к чему угодно, кроме этой белой монотонности, а потому для начала позволила себк выражаться конкретнее. Это первый слабый шаг к развитию сюжета. А второй совершила не я.



Кейт Андерсенн

Отредактировано: 07.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться