Грядет зима

Размер шрифта: - +

Глава 3. Егерь, писатель и злоключения Бу

Должна была бы я очнуться в роскошной кровати на мехах, а рядом бы пылал камин, а возле него лежал дог. И едва бы я подняла голову, дог бы вскочил и завилял хвостом, ударяя по ручкам кресла, где дожидался моего пробуждения высокий темноволосый радушный хозяин. Так бы и было, наверное... все же, это моя книга. Но я личность стойкая и сознание теряла только один раз в жизни, да и то на мгновение, даже гордиться нечем.

Я машу головой и пытаюсь встать. Стрела прошла через бедного Тоторо и пригвоздила нас с ним к какой-то коряге. За одну мою руку все еще держится Дэн и испуганно таращится, а вот Бу отлетел на пару десятков шагов и из снега торчит той стороной, где у него бирка. Колготки тебе без резинки! Это жутко смахивает на реальность.

- Только не рассказывай, что я говорящий, - шепчет Дэн и «умирает» - складывает ручки и ножки внутрь, теперь он безобидная книжечка. Вот же трус. Свободной рукой я вожусь с верхней пуговицей, чтобы сунуть его за пазуху. В конце концов, там мои тайны, а не чьи-нибудь. - Бу! - кричу я, поворачиваясь лицом к ветру. - Ты там как?

- О севе вы вавесвакоивась! - не очень разборчиво доносится из-под всеобъемлющего Тоторо.

И Дэн прав! Лай собак... да они же рвутся прямо на меня с оскаленными пастями, и из них слюна льется! Фу, как противно! Я зажмуриваюсь и пригибаю голову к груди. Тоторо, наверное, скалится с капюшона моим нечаянным недругам.

Кто-то должен остановить это все... Кто-то должен воскликнуть: «Стоп! Фу! Ко мне!» - или что там еще кричат... Умереть, не написав и сорока тысяч знаков, требуемых для записи на конкурс... Не по мне!

- Стоп! - звучит гулкий голос. - Фу! Ко мне! - вот это я понимаю! Я довольно заулыбалась, выглядывая из-под капюшона. А хорошо китайцы сшили по нашему заказу. В капюшоне и для Бу места бы хватило.

Представить себе... собаки окружили меня, но не тронули. В последний момент! Думать надо быстрее, уважаемая писательница! А то смерть ваша будет ближе, чем думаете! Почему в книге умереть проще, чем в жизни?

С пегого коня, так и искрящегося потом, в снег спрыгивает мужчина в плаще. В плаще... я вспоминаю Корентена из книжки, которую я так и не написала, а заметки потерялись на территории, где теперь воюют, так что им конец и точка. Нету больше Корентена. А индейцы ему прозвище там дали «Глаз Земли», потому что он везде побывал и все знал. Хороший герой был; из всех, что я выдумала, самый-самый мой, хотя и бука немного. Тоже плащ носил. Только не серый, как у этого, если мне не изменяет память...

- Нельзя, нельзя, - приговаривает егерь (думаю, это егерь, кто еще собаками повелевает?..), пригибаясь к снегу немного. Собаки ворчат и кружат вокруг моего Тоторо и меня, но не трогают. Одним глазом смотрю на егеря из-под капюшона. Он в меховой шапке, надвинутой на брови, лицо замотано шарфом до носа, а глаза знакомые карие. Ну да, лицо Корентена я не представляла, только глаза и помню... Но не может ведь быть... Корентен смотрит на меня, а я не шевелюсь и не мыслю. Зря. Не мысль я, а выдумай что-то с ходу, по-другому бы все повернула. Он прищуривается и, наверное, думает, что я за зверь. Который подглядывает еще. Третьим глазом. Ибо морда Тоторо, уверена, ухмыляется егерю нагло и бездвижно.

Кони приближаются, взметая белую пыль на поле, и людей там куча. Барышень тоже вижу, в изумительных красных юбках, вышитых вдоль и поперек, прямо как в блоге про зимний гардероб; собаки визжат и нервничают. Егерь медлит, оглядываясь на господ.

- Кий-я! - визг в воздухе! Это Бу вылез из сугроба и, поймав поток ветра, летит на ближнего ко мне пса, изящно отставив ножку вперед.

Псы приходят в явное возбуждение и тявкать начинают агрессивно, Дэн от неожиданности высовывается из-под Тоторо, в этот момент я дергаю босой ногой, отпихиваясь от наглой борзой, видимо, тем самым подавая человечий знак, дневник выпадает в снег, Бу приземляется на собачью морду, его хватают зубами и начинают со вкусом терзать, я пищу в отчаянии и мечусь на снегу, пытаясь отцепиться от стрелы и коряги. Тем самым все глубже погребая Дэна в снег. Собаки гавкают непрерывно, но блюдут приказ и меня не трогают.

- Корентен, что здесь происходит?! - вареная капуста, его еще и зовут Корентен!

- Корентен! - воплю я тут же. - Не дайте им разорвать моего мишку!

Егерь, конечно, не понимает, но все равно внимание его я привлекла. Снимаю капюшон свободой рукой и поясняю надрывно:

- Да человек я! А это мой медведь, они его... А-а! - голова Бу падает в снег.

Не знаю почему, но егерь Корентен оказался неплохим человеком. Еще бы, видать, это все же тот Глаз Земли, которого я тогда выписала.

- Нельзя! - бросает он собакам коротко и снимает с пояса рожок.

Я стенаю. Голова Бу лежит в снегу и грустно мне улыбается.

- Зато я выглядел как супергерой, правда? - доверительно спрашивает голова. Мне хочется плакать.

Корентен трубит в рог коротко. Собаки нехотя выплевывают останки Бу и отходят в сторонку. Снег начинает падать яростнее, и ветер набирает обороты. Я люблю зиму сразу после осени по очереди, но это уж слишком... Когда на вас только кигуруми. И никакой обуви. Я дрожу и начинаю ерзать босыми ногами по снегу, пытаясь спрятать под себя. Ситуация веселенькая. И кто дернул охотников в такую погоду отправляться из замка?.. Ну, кто. Я, конечно. Писатель и властитель душ.

Так. Я зажмуриваюсь снова. Но, не успела подумать, как сильная рука мое плечо прижимает к мокрому уже подо мной снегу и резко дергает. Я открываю глаз. Егерь! Корентен! Сглатываю. Я свободна - он вынул стрелу. Рассмотрела лицо. Так близко! И почему-то бабочки внутри всего Тоторо шныряют. Смуглое и обветренное, какое и должно быть у Глаза Земли... И выбритое, хотя новые темные щетинки так и спешат вылезти на свет. А глаза его созданы отражать солнце... Увидеть бы их при ярком свете... Стоп, я же решила обойтись без лав-стори, а иначе... все может быть. Чтоб мне не видеть его глаз при свете!



Кейт Андерсенн

Отредактировано: 07.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться