Грядущее

Глава 5

«И когда кончат они свидетельство свое, зверь, выходящий из бездны, сразится с ними, и победит их, и убьет их...»

Стих 7, глава 11 Откровение Иоанна Богослова

 

Глава 5. Колдун

 

Чем больше времени я проводил со странниками, тем большим уважением проникался к ним. Вначале они показались мне строгими, угрюмыми и надменными, но первое впечатление оказалось обманчивым.

Сразу оговорюсь: все, что я узнал о них в ходе нашего совместного путешествия, стало результатом моих наблюдений и личных ощущений. Как мне показалось, странники были мужем и женой и, видимо, уже давно. Слова им заменяли взгляды, а переглядывались странники часто. Женщина продолжала ухаживать за Фредом. При этом в ее глазах можно было увидеть особую теплоту и заботу, но одновременно в них читались какая-то обида, тоска, безысходность. Наверное, у нее не было детей, возможно, по причине бесплодия. Хотя это были только мои догадки. Мужчина, позволив идти нам рядом, тем самым впустил нас в свой мир. Странник снял с лица повязку, открыв на обозрение свое лицо, в чертах которого читался оттенок аристократизма. Хотя, возможно, виной тому была просто аккуратная окладистая черная бородка. Он больше не косился с подозрением на меня, а все больше озирался по сторонам. Особенно, когда собаки начинали беспокоиться. А они, как я уже говорил ранее, часто застывали на месте как вкопанные, поднимали морды вверх и водили носами, но ничего не учуяв, продолжали движение.

Так мы шли какое-то время. Несколько раз останавливались на отдых. Фреду от стоянки к стоянке становилось все лучше и лучше. Мне даже почудилось, что его щеки порозовели, хотя это наверняка был обман зрения. В сером мертвом мире нет места для других красок, только оттенки серого.

После последнего привала мы прошли добрый десяток километров. Окружающий ландшафт немного изменился, холмы-руины как-то разом стали намного выше. Мы шли в ложбине, которая пролегала между этими холмами. Возможность кругового обзора резко сократилась.

В ложбине я увидел первое растение мертвого мира. Это была клубком свернутая светло-серая, похожая на проволоку трава. Я наступил на нее, и она своими мелкими шипами крепко прицепилась к моей брючине. До меня дошло, что это не проволока, а именно трава, частица живого, изуродованного до неузнаваемости, но все же живого мира, воспоминание о прежней жизни. Она была очень похожа на траву, через которую я пробирался во сне.

Заметив мою задержку, мужчина улыбнулся в бороду, веселясь моей неуклюжести, это была первая его улыбка за все время нашего совместного пути, а потом сказал:

– Это хороший знак, появилась трава-поземка, значит, скоро выйдем из пустоши.

– Вообще-то мы уже в секторе четыре, – деловито добавил мальчик. – Крестоносец нас проверял. А, кстати, почему это был именно он, а не миротворцы?

– Они сейчас заняты, – ответила женщина. – Говорят, что на севере было обнаружено большое скопление превращенных. Они направлялись в сторону первого сектора. Чистильщики не справлялись, вот и пришла им помощь.

Чем дальше мы продвигались вперед, тем больше становилось вокруг травы под этим странным названием – поземка. Она росла у подножия холмов, как раз там, где мы шли. Тем временем дорога стала круто подниматься вверх, я даже немного запыхался. К счастью, скоро мы остановились.

Нашим глазам открылась широкая долина, которая лежала в воронкообразной впадине правильной сферической формы.

«Может быть, это след, который оставила бомба, – с тревогой подумал я. – Тогда тут должен быть сильный фон радиации!»

Я посмотрел на своих спутников. Их вид не выражал особой тревоги, поэтому успокоился и я.

В центре находился какой-то бетонный бокс, похожий на гараж, он был единственной постройкой в этом пустынном месте.

– А теперь слушайте! – обратился к нам мужчина. – У нас дела. Сейчас мы уйдем ненадолго, а вы останетесь тут. Когда вернемся, пойдем дальше.

Женщина сняла с плеча винтовку и привела ее в боевую готовность. То же, но позже сделал и ее спутник. Уходя, он подмигнул Фреду, и, повернувшись к нам спиной, они пошли в долину. Я смотрел им вслед, а внутри меня зарождалось нехорошее предчувствие.

«Куда они пошли? Долго ли их не будет? Что им понадобилось в той странной постройке?»

В том, что их целью был именно бетонный бокс, я практически не сомневался, ведь в долине больше не было ни одного объекта, который бы мог заслуживать интереса или внимания.

– А что там? – запоздало крикнул вслед уходящим мальчик.

– Вход в дом колдуна! – ответила, не поворачиваясь, женщина.

Фред вздрогнул, услышав странницу, и тут же соскочил с телеги. Он шагнул ко мне и, крепко схватив за руку, прижался. В его глазах читался неподдельный страх.

– Ты что? Успокойся! Они же странники, вернутся.

– Нет, Валера, не вернутся.

Я опять посмотрел в спину быстро удаляющимся странникам. Почему-то внутри меня тоже крепла уверенность, что больше мы с ними не увидимся.

– А кто такой колдун? – поинтересовался я.

Мальчик, не отрываясь от меня, ответил:

– Лучше бы тебе не знать.

Я даже немного обиделся такому ответу. Подхватив паренька на руки, я усадил его обратно в телегу. Фред уставился на меня обиженным, растерянным взглядом, как котенок, которого выставили из дома на улицу.

– Так не пойдет, давай-ка говори, кто это такой, что ты о нем знаешь?

Мальчик тяжело вздохнул.

– Да ничего я особо не знаю. Только из его дома никто не возвращается. Он хитрый, любит играть с тобой, но кончается все всегда одинаково – смертью. Зря они туда пошли, ой, зря!



Кожуханов Николай

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться