Грядущее

Размер шрифта: - +

Глава 7

«И когда Он снял шестую печать, я взглянул, и вот, произошло великое землетрясение, и солнце стало мрачно как власяница, и луна сделалась как кровь;

«И звезды небесные пали на землю, как смоковница, потрясаемая сильным ветром, роняет незримые смоквы свои;

И небо скрылось, свившись как свиток; и всякая гора и остров двинулись с мест своих»…

Стих 12, 13, 14 глава 6 Откровение Иоанна Богослова

 

Глава 7. Псы

 

Прошел день, как окончилась моя игра с колдуном. Я поднялся из бело-черной утробы мертвого мира на его серую поверхность. Мир был все так же мрачен, небо все также затягивала серая пелена, которая сливалась у горизонта с землей. Теперь со мной, помимо Фреда, были еще четверо подростков – два мальчика и девочки, а еще женщина, ее звали Саро.

Мы покинули дом колдуна и держали путь в седьмой сектор, где жил Фред. Проводников мы потеряли, странники нашли свой покой в земле, недалеко от входа в дом Кельвина. Я глубоко закопал их тела в надежде, что их больше никогда не оживят. Если честно, мне так и не удалось разузнать, правду ли говорил колдун о воскрешении мертвецов. Саро не знала ничего о воскрешениях, как и дети.

Во главе нашей колонны шла женщина. Она переоделась в теплую одежду, которая в достатке нашлась в кладовых Кельвина. Саро несколько раз ходила с колдуном на поверхность и знала, куда нужно идти, чтобы попасть в ближайшее поселение, где, как мы договорились, она нас покинет, а мы, дождавшись, когда там появятся новые странники, заключим с ними сделку и попадем в зону семь.

За Саро шел я, а уж потом шагали дети, сначала Фред, а за ним и другие. Имен ребят я не помнил, хотя они представились мне после того, как Саро вывела их через лабиринт комнат в белый зал. У меня плохая память на имена, пока не начну общаться с человеком, не запомню, как его зовут. Женщина стала основным моим собеседником. Она рассказала, где и что находится в логове колдуна. Показала, где другие люди, но они не были подвластны моим приказам, поэтому пришлось их оставить в проклятом доме. Одни как тени ходили в полутемных коридорах с восковыми лицами, выполняя какие-то неведомые мне команды, что ранее дал им Кельвин. Другие стояли, застыв на месте, уподобившись статуям.

Саро помогла найти всем новую одежду, собрать припасы и наиболее ценные вещи, которые мы могли использовать, чтобы обменять на что-то нужное нам.

С телом колдуна мы поступили жестоко. Разрубив его на части, я и Саро, сожгли его в одной из многочисленных печей, что были в подземелье. Мне уж очень не хотелось больше встречаться с Кельвином. Он был страшным человеком, живущим по непонятным мне законам.

Самый большой соблазн, что был у меня – это продолжать приказывать куклам, благо моя воля над ними сохранилась. Но я сдержался. Саро понимала мои возможности, поэтому иногда осторожно поглядывала в мою сторону. Хотя о людях не говорят плохо, но, думаю, она взвешивала для себя риски и раздумывала, а не убить ли этого незнакомца. Потому и я не спускал с нее глаз. Дети есть дети. Если они что-то и понимали, то, вероятно, просто не придавали этому значения. Они были сверстниками Фреда, лет десять от роду. Они радовались свободе и о чем-то постоянно говорили. Фред влился в их компанию.

Дети рядом с взрослыми стали опять детьми. Теперь им не нужно было думать о выживании, о безопасности. Но могли ли я и Саро обеспечить им то, что, как они считали, у них есть? Думаю, нет. Теперь они свободны и у них вдоволь еды и питья. Но надолго ли?

Я вооружился привычным мне холодным и огнестрельным оружием. Саро взяла винтовку, что мне довелось видеть у странников. Оружие придавало обманчивую уверенность, и как сладко было это заблуждение!

Мне надоело пытаться понять, о чем щебетали ребята, половина их слов мне была просто неизвестна, а другая половина неразборчива, потому я нагнал Саро и заговорил с ней.

– А куда ты пойдешь, когда мы придем в поселение?

– Я пойду в свой сектор, что за кругом.

– Это куда? Что значит за кругом?

– Это значит выйду за земли старого города и пойду на восток.

«Так мне тоже на восток, вернее, на юго-восток».

Мне захотелось присоединиться к ней, но я тут же вспомнил, что меня с моей семьей разделяет не только пространство, но и время. Сложно было привыкнуть к мысли, что мои родные живы, но не здесь и не сейчас, а чтобы их увидеть, мне нужно идти с похожим на моего сына мальчиком к его близким, которые могут помочь мне повернуть время вспять. Я чувствовал себя как Алиса, попавшая в зазеркалье, которой, чтобы вернуться домой, нужно было все глубже и глубже опускаться в кроличью нору.

– А как называется твой сектор или зона, не знаю, как правильно говорить?

Еще в логове колдуна я объяснился с моими новыми знакомыми «куклами», рассказав им, что я не местный, что живу в очень далекой отсюда зоне, и что попал в здешние места по воле крестоносца, который забрал меня из моих родных мест и перенес сюда. Выглядело правдоподобно. Но врун из меня вышел не ахти. По крайней мере, Фред, когда я рассказывал свою историю, постоянно сдерживал улыбку.

– Говорить можно, как захочешь. А разве у тебя там, откуда тебя принес крестоносец, есть разница как говорить?

– Да нет.

– Зачем тогда спрашиваешь?

– Просто интересно.

Саро приняла мое объяснение, хотя я могу поклясться, что она не поверила ни единому моему слову.

– Хорошо, что интересно. Ладно. Мой сектор семнадцатый. У нас в поселении лучше, чем в старом городе. Воздух чище. Есть хвоя.

– Хвоя?



Кожуханов Николай

Отредактировано: 05.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться